Андреас Умланд: Украинские СМИ распространяют ложные нарративы о Европейском Союзе

Фото: zn.ua

Немецкий политолог Андреас Умланд уже долгое время живет в Украине, преподает в Киево-Могилянской академии (кафедра политологии). Прекрасно знает русский язык и достаточно хорошо украинский. Поэтому может свободно оценить качество политического дискурса в украинских СМИ. Накануне саммита Украина – ЕС, состоявшегося 25 февраля в Брюсселе, он раскритиковал наши медиа за распространение мифов о Европейском Союзе и за поверхностные знания журналистов международной тематики. Мы решили расспросить его об этом более подробно.  

Во время открытой дискуссии «Вызовы мироинтеграции», организованной Киевской школой экономики накануне саммита Украина – ЕС [25 февраля], вы раскритиковали украинские СМИ за освещение темы евроинтеграции и сказали, что они распространяют искусственные нарративы. Какие именно, можете привести примеры?

Есть фундаментальное недоразумения на счет Европейского Союза, что это такое государство, которое имеет правительство. И если с этим правительством договориться, то оно подпишет с Украиной Соглашение об ассоциации. Но на самом деле проблема в том, что ведущие представители Евросоюза в какой-то мере выступают больше дипломатами, чем политиками. Они посредники между странами – членами ЕС и Украиной. И даже очень хорошие отношения между Януковичем и, например, господином Баррозу не будут иметь какого-то весомого политического эффекта. Потому что конечное решение принимается правительствами стран – членов ЕС (их 27). И поэтому есть некая иллюзия [со стороны Украины. – MS] насчет того, что нужно договориться, поработать с руководством ЕС – и тогда всё сложится. Но на самом деле Украине нужен некий имиджевый прорыв. То есть нужно изменение видения Украины Западом, чтобы простые европейцы поняли, что есть прогресс. И только тогда все правительства 27 стран могут поддержать Соглашение об ассоциации.

Второй миф, который распространяют украинские СМИ, что Украина – очень важная страна, имеет большое геополитическое значение, большие рынки, и что это очень интересно ЕС, и поэтому Украина очень нужна Евросоюзу. На самом деле, мне кажется, главная мотивация ЕС, почему существует программа «Восточного партнерства» и почему идет работа над Соглашением, – это безопасность, это стабилизация стран вокруг Европейского Союза. Это эгоистический интерес, но он совпадает с интересом украинского народа. Тут тоже люди хотят, чтобы была стабильная ситуация. И поэтому нарратив о «важности» – ложный. Если бы в ЕС видели, что вхождение Украины в союз с Россией было бы хорошо для безопасности, я думаю, многие бы сказали – ну, пускай Украина будет с Россией. Но сейчас есть понимание того, что единственный инструмент увеличения безопасности – это сближение Украины и ЕС.

Согласны ли вы с тем, что тематические тренды или мифы в медиа в вопросах евроинтеграции формируют в первую очередь политики, а не журналисты?

Да. Они их формируют, но потом они сами становятся и жертвами такой манипуляции. Я думаю, многие украинские политики не совсем понимают, что вообще европейский проект возник после войны, чтобы предотвратить новую мировую войну. Это самое главное. И поэтому Европейский Союз тревожит Украина, поскольку сегодня она рассматривается как потенциальный источник нестабильности.

Как вы думаете, насколько велико влияние российского информационного поля на украинское?

Да, это влияние достаточно велико. И в политике, и в журналистике, и в интеллектуальной жизни, даже в академической жизни идет большой поток публикаций, выступлений, передач, которые отражают позицию российского руководства. В частности, это касается видения НАТО (которое, в основном, определяет Россия) как агрессивного блока. Даже после Оранжевой революции чувствовался спад интереса к НАТО. Я это объясняю тем, что агрессивность российских средств массовой информации после Оранжевой революции значительно увеличилась.

Европейское информационное влияние уступает российскому или наоборот?

Европа, к сожалению, не очень этим занимается. И это ошибка. В Европе все-таки считают, что СМИ независимы.

Как вы вообще оцениваете качество украинских СМИ?

Мне кажется, не так уж всё плохо. Здесь есть довольно живая журналистская среда. Конечно, есть общая постсоветская проблема – вмешательство и правительства, и олигархов в работу СМИ. Также есть и проблема определенного непрофессионализма касательно отдельных тем. В частности, международная жизнь здесь часто освещается не очень компетентно.

Когда европейские СМИ пишут об Украине в последнее время, то доминирует политика, в первую очередь дело Тимошенко. Неужели другая Украина неинтересна европейцам?

Да, это определенная патология видения Западом Украины. Об Украине просто очень мало известно. И Тимошенко – это одна из тем, с которой люди на Западе ассоциируют Украину. А так, к сожалению, мало кто понимает, в чём разница между Украиной и Россией. Играет роль и то, что Тимошенко красивая женщина, ее дочь тоже. И для телевидения это всегда хорошо. Кроме того, присутствует некий трагический момент, а для журналистики это интересно, наверное.

Как можно преодолеть европейские стереотипы в отношении Украины?

У Украины, например, нет внешнего культурного института, как Goethe-Institut или как итальянское общество «Данте Алигьери». Активность Украины в этой сфере почти нулевая, кое-что делает диаспора. Но ведь эту активность может проявлять не обязательно государство. Это могут делать какие-то олигархи, корпорации. Тот минимум, который делается, незначителен. Есть отдельные писатели, которые успешны на Западе: Жадан, Забужко, Курков… Вот им большое спасибо, что они хоть как-то формулируют для западных читателей, что такое Украина. Но должна быть систематическая культурная внешняя политика. Россия ее проводит, в эту сферу идут большие деньги. И вот с Россией люди что-то ассоциируют. А Украина – это, скорее всего, белое пятно на ментальной карте европейцев.

Насколько тот негативный образ Украины, который сложился в европейских СМИ, может повредить дальнейшим евроинтеграционным устремлениям Украины?

Это главная проблема, потому что европейские политики, которые будут решать, подписать соглашение с Украиной или нет, во внутренней политике зависят от своих избирателей. Конечно, простой избиратель не так чтобы интересуется Украиной. Но есть политически активная общественность, которая в том числе обращает внимание на Украину и у которой есть о ней свое мнение. И я боюсь, что в некоторых странах ЕС, если не будет какого-то улучшения имиджа украинской политической системы, Соглашение об ассоциации не воспримут. Например, какая-то Дания или Швеция могут сказать, что Украина – не демократическая страна и мы не можем с ней подписывать соглашение. И тогда ни президент Еврокомиссии Баррозу, ни президент Евросовета ван Ромпёй ничего не смогут сделать.

О том, как украинские СМИ освещают тему евроинтеграции, читайте также в статье «Чи допомагають медіа зрозуміти, навіщо нам у ЄС?»

comments powered by Disqus