Огнём, мечом и телесюжетом: российское медиавлияние в постсоветских странах

Фото: pixabay.com

Грузия, Молдова и Украина — страны, пережившие на пути к независимости вооружённое вмешательство бывшей метрополии, которое привело к возникновению замороженного конфликта. Эти страны до сих пор ощущают огромное давление российской пропаганды, и хотя оно выражено в разной мере, цель России — доказать миру и населению этих стран, что им не нужна самостоятельность и уж точно не нужна европейская интеграция. О том, как работает российская пропаганда, в рамках Школы международной журналистики «Украина-Грузия-Молдова: все ли дороги ведут в ЕС?» рассказывали эксперты из трёх стран.

Нино Иванишвили

Декан Кавказской школы журналистики и медиаменеджмента. Двадцать лет возглавляла Кавказское бюро Reuters TV. В 2009 году стала журналистом года Reuters за освещение российско-грузинской войны.

 – В 2016 году в Грузии пройдут парламентские выборы. По мере их приближения различные силы оказывают все большее давление на грузинское телевидение, которое остается главным источником новостей для жителей страны. Власть не хочет, чтобы в прямом эфире политики сказали что-то лишнее, поэтому ток-шоу в Грузии запрещены. Практика их закрытия, впрочем, существовала еще при Саакашвили.

Проблема грузинского телевидения не в том, что оно хвалит нынешнюю грузинскую власть, а в том, что хоронит Запад. Политики очень удачно манипулируют утверждением, что оба вектора — восточный и западный — плохие, и нужно выбирать меньшее зло. Ведь в Грузии всегда голосуют не «за», а «против»: за Шеварднадзе — против Гамсахурдиа, за Саакашвили — против Шеварднадзе, за Иванишвили — только чтоб не было Саакашвили.

В нынешней ситуации звучит риторика, что Россия не слишком хороша, но у неё с Грузией общее прошлое, похожие законы и религия. А вот на Западе всё очень плохо — там непонятная католическая церковь и педофилия. Россия — традиционалистская страна, а Запад слишком либерален, и для интеграции в Евросоюз нам придётся разрешить однополые браки. Еще один предмет для манипуляций — деятельность некоммерческих организаций: их часто позиционируют как препятствие на пути правительства к необходимым Грузии реформам.

Политика грузинской власти относительно работы российских средств массовой информации в стране очень либеральна. Российское телевидение свободно вещает в Грузии. Главная проблема, которая возникает из-за этого, — огромное количество людей, всё еще ностальгирующих по СССР. К тому же страна рискует остановиться на пути в Европу.

Когда президентом был Михаил Саакашвили, грузины чувствовали, что скоро мы станем европейской страной, и евроинтеграция — это то, что движет нас к развитию. Но сегодня эти настроения пропали. Грузинам нравится Европа, но страна ещё не готова к ней — у нас нет институтов, способных контролировать власть.

Руслан Шевченко

Молдавский историк и политический аналитик, заместитель директора Института эффективной политики

– В начале 90-х в Молдове начались столкновения между властями и жителями Приднестровья, желавшими отделиться. Тогда средства массовой информации СССР воспринимали положение в республике как резко негативное. В этот период усилилась пропаганда со стороны русскоязычных СМИ: власти Молдовы подавались в них как националисты, готовые добиваться своих целей силовым путём вплоть до уничтожения оппонентов. Пресса говорила, что Приднестровье не является частью Молдовы и она не имеет права на эту территорию. Отголоски этой риторики чувствуются на протяжении 25 лет независимости Молдовы.

На протяжении конфликта в Приднестровье газеты писали о том, что националисты борются с желанием приднестровцев жить в самостоятельном государстве. Но молчали о том, что делали приднестровцы с теми, кто поддерживал молдавскую власть. Сотни людей были убиты, тысячи бежали от террора. После 1992 года российская пропаганда стала использовать новые клише, чтобы убедить жителей Молдовы в том, что это нищее государство без будущего никому не нужное.

Главный месседж, который транслируют российские медиа сегодня, — что провозглашение суверенитета и независимости Молдовы было незаконным. Этот тезис отложился в сознании молдаван, и некоторые из них до сих пор не уверены в том, что Молдова должна существовать. Многим приходится доказывать, что Молдова существует давно и имеет право на будущее в составе Европейского союза.

Если в 90-е разговор шел только о бедном государстве, то после прихода Путина к власти в 2000-м людям начали объяснять, что им нечего делать в Европе. Мол, нас не примут туда с нашей нищетой, сепаратизмом, религией и непонятным прошлым. На эту пропаганду Молдова не дала ответа. А он был очень нужен: необходимо было объяснять, что столетиями Молдова была самостоятельным государством, ориентированным на Европу.

Да и сам Евросоюз российская пропаганда пыталась показать как организацию, полную противоречий. К тому же до сих пор молдавские СМИ говорят о периоде СССР как о золотом веке, внушают аудитории, что будущее Молдовы только с Россией, а без Великой отечественной войны молдавского народа бы просто не было. В то же время правда о том, что происходит в России, замалчивается, а фигура Путина неприкосновенна. По крайней мере, в русскоязычных СМИ, хотя в румыноязычных критика Путина если и встречается, то очень поверхностная: никто не хочет копать глубже и разбираться в ситуации. Людям неоткуда узнать о том, что происходит в России.

Русскоязычные СМИ Молдовы предвзято подавали захват Крыма и вторжение российских войск на Донбасс, позволяя себе антиукраинскую риторику. Сейчас, комментируя ситуацию на Донбассе, эти СМИ утверждают, что восточные области никогда не входили в состав Украины, что референдум был легитимным, а значит Донбасс имеет право жить самостоятельно. Переселенцев из зоны конфликта они называют беженцами, спасающимися от режима Порошенко. Виновником конфликта называют украинскую власть. Материалов об Украине, впрочем, стало меньше, когда конфликт на Донбассе перешел в умеренную фазу.

Отар Довженко

Преподаватель Школы журналистики Украинского католического университета, медиакритик.

– Почему провозглашение независимости Украины не повлекло за собой противостояния и вооружённого конфликта? Прежде всего из-за политики консервации советских порядков, которую избрала власть, состоящая из бывшей партийной номенклатуры. Русскоязычное население больших городов, отождествлявшее себя с Советским Союзом, восприняло украинскую независимость как что-то далекое и не меняющее ничего в повседневной жизни. Политические элиты — от коммунистов до националистов — видели выгоду в том, чтобы держать страну в подвешенном состоянии, на каждых выборах разыгрывая козыри, касающиеся языка, вектора интеграции и будущего в составе Европейского или Таможенного союза. Такая ситуация длилась более двадцати лет и закончилась вместе с Майданом.

Второй украинский президент Леонид Кучма не зря озаглавил свою книгу «Украина — не Россия». На первый взгляд это странное название: зачем одной стране доказывать, что она не является другой страной? Однако доказывать это пришлось как внутри Украины, так и вне её. Четкий план России — обездвижить, привязать к себе и постепенно реинтегрировать Украину или хотя бы её часть — два раза грубо прерывался Майданом. И в 2004-м, и в 2013-2014 годах было немало антироссийской риторики, и Москва закономерно воспринимала Майдан как бунт против неё.

 Российская пропаганда успешно работает в нескольких направлениях. Общемировое: здесь успешно действует иновещание, в частности, телеканал Russia Today. Внутреннее — направленное на собственных граждан, а также на адептов «русского мира», которых Кремль называет соотечественниками. Эта аудитория готова воспринимать любую пропаганду. Еще один поток направлен на людей, анализирующих информацию, но не согласных с положением вещей в Украине — так называемых «адекватников». Для каждой аудитории российская пропаганда тщательно выбирает месседжи.

Для России важно дестабилизировать политическую обстановку в Украине. Для этого она использует разжигание недоверия к власти, стравливает людей между собой и с политиками. Одна из главных идей, продвигаемых в медиапространстве, — у власти после Майдана остались олигархи, которых нужно добить. Только после этого революция будет окончена и начнутся перемены к лучшему. Особенно восприимчивы к идеям борьбы с «внутренней оккупацией» люди, вернувшиеся с войны — они травмированы морально и недовольны тем, что происходит в стране.

Еще один активно продвигаемый фрейм — «сами виноваты»: мол, не Путин виноват, что в Украине царит коррупция, а у Порошенко есть фабрика в Липецке. У нас достаточно проблем, не касающихся войны, и каждая неудача власти подхватывается пророссийскими медиа как очередное доказательство того, что Украина — несостоявшееся государство.

Еще один вектор манипуляций — миротворчество: мир достижим и давно был бы достигнут, но его не хочет власть. Здесь популярна мантра о том, что надо договариваться любой ценой — её активно поддерживает «Оппозиционный блок». Кроме того, российская пропаганда пытается лишить Украину субъектности, доказывая, что конфликт на Донбассе происходит между Россией и Западом. И в то же время напоминает, что мы — братские народы, которых не поссорит никакая политика. Гибридную войну не зря называют нелинейной: это значит, что враг может быть одновременно другом, торговым партнером, и отделить своих от чужих практически невозможно.

Российские СМИ потеряли свою аудиторию в мирной части Украины, хотя нарастили в прифронтовой зоне и оккупированных территориях. Главными агентами, распространяющими месседжи кремлёвской пропаганды, остаются легальные пророссийские СМИ, группы ботов в социальных сетях, а также филигранно работающие российские либералы, по-дружески советующие, как нам жить. Во многих СМИ можно прочитать колонки «хороших россиян», рекомендующих, например, отказаться от Крыма и Донбасса.

Российская антиукраинская пропаганда на мировом уровне весьма эффективна, не в последнюю очередь из-за того, что о нашей стране очень мало знают. Многим кажется, что Украина — это где-то в России, и можно писать о ней что угодно, поскольку ни опровергнуть, ни проверить это никто не в состоянии. Кремлёвское иновещание намного действеннее украинского не только потому, что оно дороже: Russia Today не пытается рассказывать о том, какая Россия хорошая, а предлагает жителям разных стран поданную под необычным углом информацию о них самих. Украина пока не умеет рассказывать ни о мире, ни о себе. Возможно, с появлением достойного иновещания у нас появится шанс противостоять российской пропаганде.

comments powered by Disqus