Иракли Глонти: Не обязательно иметь министерство, обязательно, чтобы медиа были свободные

Фото: Twitter

Иракли Глонти — молодой грузинский политик, лидер самой молодой политической партии «Реформаторы», приехал в Киев на Первый Международный конгресс политических консультантов.

Оказалось, что Иракли практически не говорит по-русски, и общаться нам помогал его друг Давид. Я вот подумала: может, странам Прибалтики и Грузии удалось развитие, потому что их язык сильно отличается от русского и молодые люди уже не видят особой необходимости учить его, зная английский, французский, немецкий? Они не зависят от российских медиа, у них нет потребности смотреть ток-шоу на малопонятном языке, они не идентифицируют себя с героями российских сериалов.

В интервью Иракли рассказал, есть ли свобода слова в Грузии, как осуществить реформы и какую роль играют медиа во время выборов в Грузии.

О национальной идее

Иракли, хочу задать вам вопрос, который уже несколько лет задаю разным умным людям, имеющим отношение к политике: как вы думаете, что такое «национальная идея»? Есть ли у грузин национальная идея и в чем она?

Национальная идея родилась в ту же минуту, как только родилась идея независимости Грузии — наша главная черта. Сильна страна, на которую можно рассчитывать, ее экономика, демократия и социальность — это главные аспекты для нашей идеи. Этот фундамент заложен в нашей Конституции.

Как вы считаете, национальная идея нужна нации в принципе или она нужна только государствам, которые формируются как независимые?

Главная суть в том, что эта национальная идея, демократия есть в душе у каждого грузина. Мы никогда не воевали с чужими странами, чтобы что-нибудь у них отнять, а лишь отстаивая свободу, когда нас хотели поработить. Уже 3000 лет Грузия существует, и только 200 лет из этого всего времени без войны, а все остальное время мы воевали. И если бы не было этой идеи, то наша страна Грузия сегодня бы не существовала и не смогла бы достичь какого-то прогресса.

Национальная идея — это идея, которая объединяет нацию....

Конечно.

На определенном этапе или в принципе?

В принципе. Это принцип каждого грузина.

Я не о Грузии сейчас спросила, а глобально. Национальная идея у грузин может быть одна, у украинцев другая, хотя на самом деле у нас с вами похожие сейчас, у третьей страны — третья. Идея, объединяющая нацию, она постоянна сквозь времена или она меняется, в соответствии с ситуацией в стране, в зависимости от задач, стоящих перед страной?

Да национальная идея — это, конечно, демократия, и главная проблема в том, чтобы она не была похожа на демагогию. У нас есть своя большая проблема — у нас 20 % населения оккупировано. Наша национальная идея еще и в том, что мы хотим вернуть свои земли, своих людей и чтобы страна была сильной и единой. Это для нас первая задача. Для грузин — это главная задача в жизни.

Об информационной войне и олигархах

Есть ли у вас такое понятие, как информационная политика государства? У нас недавно создали Министерство информации. Есть ли в Грузии аналогичная структура, какие ее задачи? Нужна ли она в принципе?

Министерство информации? Я думаю, что это не обязательно, ибо не люди в пиджаках и галстуках должны решать, что донести для остальных. Вся страна должна знать, что происходит, и это зависит от медиа. Медиа должны быть свободны и должны говорить то, что они хотят, и даже должны обязать любого члена правительства или оппозиции, чтоб он дал ответы на все вопросы. Не обязательно, чтобы было министерство, обязательно, чтоб медиа были свободные — реформации без медиа не бывает. А чем меньше бюрократических структур, тем лучше.

То есть единой информационной политики, как таковой, в Грузии нет?

Нет. Зачем бюрократия в свободной стране?

Ну, мы говорим о том, что Украина пострадала из-за информационных войн и для того, чтобы противостоять информационным войнам, нужно вырабатывать какие-то механизмы защиты, антикризисные методы и этим должен кто-то заниматься…

Конечно, да. Но министр зачем? Зачем министерство? У вас же есть законодательство? Есть законность. Сам закон должен регулировать эту ситуацию, сам закон должен дать гарантии. Только одно министерство не будет гарантом, что информация будет свободной. Министерство тоже может что-то поменять и донести такую информацию, которая ему угодна. Например, у нас создали министерство против безработицы, но ничего не помогает, люди опять не работают.

То есть вы считаете, что это саморегулируемый процесс?

Конечно, законы должны это регулировать. Вот эти галстуки должны иметь 5–10 человек, у которых есть ум в голове. А остальные должны работать, работать, работать.

А если говорить о независимости СМИ, как с этим в Грузии дела обстоят?

Очень плохо.

А в чем проблема?

Олигархи. С медиа сейчас такая ситуация, когда нашу страну держит в руках один миллиардер — это Иванишвили, который делает то, что он хочет. Я это говорю не потому, что я в оппозиции сейчас нахожусь. Относительно внешней политики и других стран я буду с ним вместе стоять, ибо он гражданин Грузии. Но он хочет испортить жизнь других грузин, можно так сказать, и в этом я буду стоять против него. Насчет медиа: главная проблема в том, что когда сам он, его партия и его фракция были в оппозиции, он говорил, что свобода медиа — это важно. А сегодня он пальцем показывает и сам говорит медиа, что делать. Дает сам больше агрессивной критики.

На государственных каналах? Но у вас же есть и частные СМИ?

Есть государственные — центральный Первый канал, есть частные.

И все они слушаются его или все-таки проявляют независимость?

Да. Что поделать.

У вас хуже, чем у нас обстоят дела со свободой слова, с медиа?

С медиа может быть. Со свободой слова, похожие, можно сказать. Но Иванишвили несет в Грузию такую же модель, какая есть в России.

О реформах и уважении к полиции

В Украине бытует мнение, что в Грузии пройдена точка невозврата и люди уже не вернутся, они не дадут поломать те демократические принципы, которые были достигнуты.

Это правда. Никогда уже грузинский народ не вернется в то плохое время. Мы боремся за это. Мы начали разговор с национальной идеи. Наша национальная идея — чтобы наша страна стояла на своих ногах, на крепкой хорошей экономике, стояла свободной, чтобы у нее не было оккупированных территорий. Главная цель — чтобы мы боролись не только против России, а и против таких национальных идей, которые мешают самой нации развиваться.

Я интересуюсь, как и что происходит и в вашей стране. Как только я прилетел в Киев, первый вопрос был: «Есть ли в Украине сейчас молодая сила, которая хочет прийти к власти?»

Нет, увы, пока такой нет. А у вас вот есть.

Я родился в свободной стране, я — сын свободы. Это правда, что когда я родился, Грузия была еще в составе СССР, но сейчас в Грузии каждый человек может говорить все, что он хочет, и это зависит только от него. И это значит, что мы — свободные люди. У нас есть молодая партия, которая хочет прийти к власти, чтобы делать реформы и проводить свои инициативы. Почему нет сейчас такой партии в Украине? Я бы хотел видеть сейчас и в Украине тоже вот такую молодую силу, новую кровь, чтобы побороть коррупцию и все пережитки прошлого.

А мы как хотим!

Это должно у вас получиться. Я верю, что придет время, и в Украине тоже будет такая молодая сила, которая придет к власти.

А как вы думаете, почему в Грузии реформы пошли, а в Украине как-то вот не очень они удаются?

Наши реформы произошли не за год или два. Для этого понадобилось время.

Но нам со стороны заметно, что они идут. А тут мы практически не наблюдаем перемен.

Главная ваша проблема — это коррупция, из-за коррупции не делаются реформы.

Ну уж в Грузии какая была коррупция, но вам же удалось ее преодолеть.

Да, была.

Друг Иракли Давид Кварацхелия, который помогал переводить нашу беседу, вдруг спросил:

А можно я скажу?

Да, конечно, Давид.

Вот, например, вчера мы с Иракли остановили вечером такси, и что было: таксист одной рукой держит руль, другой рукой держит пиво и пьет. А ровно три месяца назад я выпил один бокал пива и сел за руль. Меня остановил патруль и у меня уже один год лишения, несмотря на то, что «реформаторов» хорошо знают и уважают... А вчера вот мы видели такого таксиста у вас.

Иракли: У нас тоже есть ГАИ. Раньше наш гаишник, что делал? В одной руке палку держал, а вторую подавал для денег. В эту минуту надо отрезать вторую коррупционную руку, чтоб второй раз такого не делал. И главное — полиция у нас не имеет животов. Они в хорошей форме стоят, крепкие, спортивные. Вот еще пример: вчера нас пригласили наши украинские друзья в ресторан. И что мы видим? Рядом с нами стол накрыт, за столом сидят полицейские в мундирах и выпивают. У нас такое запрещено. В рабочее время и даже не в рабочее, только в воскресенье может быть, если у него свободный день, он дома может выпить. В форме не дай Бог, чтоб кто-нибудь увидел.

Я вам вот что скажу: если сама страна, государство не будет уважать полицейский мундир, работу педагога, доктора, журналистов, тогда сама страна не будет стоять на ногах. Никогда.

Может, вам интересно, чего я желаю вам?

Да, конечно, интересно.

Новых политиков.

Где ж их взять?

Здесь их очень много — людей, которые хотят изменить ситуацию к лучшему, есть потенциал.

Вот вы бываете в Украине, раньше бывали, наверное. Скажите, перемены есть? Со стороны что-то заметно вам?

Мы целый день вчера ходили в центре Киева и не нашли, куда бросить окурок. Ни одной урны не увидели. Надо полтора километра проехать, чтоб окурок выбросить. Старые трамваи, муниципальный транспорт. У нас есть единая пластиковая карта для оплаты, которая действительна во всем муниципальном транспорте — и трамвае, и маршрутке, и автобусе.

Но самое главное — максимально бороться с коррупцией. После этого уже можно говорить об остальных реформах.

Это задача политиков или общества? Ведь общество уже сказало свое слово.

В правительстве чаще всего самая большая коррупция. А оно состоит из политиков. Если они не делают этого, тогда вы сами уберёте ее. Медиа должны бороться с ней, и они завтра или послезавтра все равно сделают свое дело. Сам народ должен бороться, а не только правительство. Даже если коррупционер был членом вашей семьи, вы должны сказать об этом, чтобы потом уже другой человек не делал такого.

Иракли, а какой у вас интерес в этой конференции, вы услышали что-то полезное для себя?

Понравилось, что у всех участников есть свое собственное мнение, они говорят то, что они сами думают. И они хотят создать что-то хорошее — надолго, не для одного человека в этой стране, а для целой страны.

Политологи??

Они делают свое дело, так нам показалось. Понравилось, что можно общаться. Я сам был кандидатом в мэры в 2012 году, и у меня есть практика выборов. Но все равно если я что-то знаю, я хочу это вам передать; если вы знаете, то я хочу это взять у вас, чтобы как в поговорке — рука руку моет и обе чистые.

Но ситуации в наших странах разные, по-разному и выборы происходят в Грузии и в Украине, менталитет разный. Или есть что-то такое общее?

Наверное, разница в том, что Украина не консолидирована. В Грузии, например, вся Грузия стоит рядом для одной цели, а в Украине этого нет. Нет одной общей цели — куда надо идти. Одни хотят одно творить, другие другое. А ведь вы свободно можете достичь успеха, потому что Украина — страна такая огромная, самая любимая и самая сильная, и она должна быть в Европе.

Главное, что Грузия и Украина — это страны из европейской семьи. А если вы будете ждать-ждать-ждать... Вот, например, с Россией. Она сама, если хочет, дает вам немножко-немножко. А Украина такая сильная и огромная страна, что ей немножко не должно хватить... Вы самый лучший, самый хороший, самый умный, красивый народ, вам маленькое не подходит. Вам надо много. Вы можете лучше, чем Грузия, главное этого хотеть.

Пока у Грузии получается лучше.

Не надо ждать ни Европу, ни Америку, ни Россию. Никого не надо ждать. У грузин есть Илья Справедливый, которого мы называем Отцом Грузии, он для нас святой и великий человек. Он оставил нам наследие: «Никогда не ждите другого. Начинайте все сами». И мы работаем над этим.

Иракли, а какая роль медиа на выборах в Грузии?

Роль медиа во время выборов огромна. Мы оппозиция. А что такое оппозиция? Это тормоза правительства. Но что бы мы были без медиа? Без медиа мы бы мало что смогли. Со мной в Грузии ведется борьба как с оппозиционером. У меня нет никаких таких историй, чтоб найти на меня компромат, и ничего не может нас остановить, но главная проблема, что борьба идет с помощью медиа.

Государственных?

Да, не дают ток-шоу. Не зовут на дебаты, не показывают.

Но вас приглашают на телепрограммы, радио?

Приглашают, но мало очень. Нас любят и уважают в Грузии, и если бы у нас была такая 100 %-я связь с медиа, мы могли бы уже заметно продвинуться. А если ты все время во внимании медиа, то ты и себя в форме держишь. Вот посмотрите, медиа не со мной и у меня уже есть живот :)

Лена Локоша, для «Телекритики»

Справка: Иракли Глонти — молодой грузинский политик, лидер самой молодой политической партии «РЕФОРМАТОРЫ». Родился 28 апреля 1986 г. С 19 лет работал в госучреждениях (в городском совете г.Тбилиси начальником аппарата, в ЦИК, начальником управления в министерстве экономики Грузии). В 2012 году создал НПО, с апреля 2014 года — лидер партии «РЕФОРМАТОРЫ». Также участвовал в предвыборной компании на пост мера г.Тбилиси. По профессии юрист-экономист. Женат, имеет двух дочерей.

 

comments powered by Disqus