Елена Куценко: Медиаобразование позволит детям увидеть мир другими глазами

euukrainecoop.net

У Елены Куценко большой круг обязанностей. Она заместитель директора Крымского республиканского предприятия «Киновидеопрокат», руководитель Крымского отделения Ассоциации деятелей кинообразования и медиапедагогики, научный руководитель всеукраинского эксперимента по внедрению медиаобразования в учебно-воспитательный процесс общеобразовательных школ по АРК, автор учебных программ «Основи екранних мистецтв. Анімаційне кіно. 1–5 класи» и «Основи екранних мистецтв. Кіно і телебачення. 7–9 класи». Но в первую очередь Елена Вильеновна – увлеченный своим делом человек. Поэтому она так интересно рассказывает о таком, казалось бы, новом в Украине направлении, как медиапедагогика и медиаобразование.

Елена Вильеновна, когда мы говорим о медиаобразовании вне круга журналистского или педагогогического, то мало кто понимает, что это такое. Как вы объясняете, что такое медиаобразование и зачем оно нужно?

Да, правда, даже многие педагоги не понимают этого. И очень многие журналисты тоже. Они считают, что медиа – это средство массовой информации, и только этим кругом всё ограничено. В таком случае я всегда говорю, чтобы было понятно. Сегодня наши дети очень хорошо владеют всеми современными гаджетами, то есть медиатехникой. И что мы видим? Результат этого владения – какие-то страшные ролики в интернете, еще что-то, да? Это как дубина в руках дикаря. А благодаря медиаобразованию мы научим детей осознано пользоваться медиатехникой и создавать, используя современные средства, которыми они овладели, что-то более эстетическое, более духовное, что-то такое, что будет приносить людям, и в первую очередь им самим, радость. То есть медиаобразование поможет понять суть современных средств массовой коммуникации, понимать и расшифровывать любой медиатекст и потом, отталкиваясь от примеров, которые они увидят (что хорошо, что плохо), создавать нечто свое.

Вот недавно мы провели для школьников конкурс социальной рекламы. Учителя рассказали, что такое социальная реклама, и попросили – давайте посмотрим на мир другими глазами, попробуем его отобразить. И детям это так понравилось, что сегодня мне звонят и говорят – они хотят продолжение, будет какой-нибудь конкурс еще? Вот что такое медиаобразование. Научить детей (пока мы говорим о детях) увидеть мир другими глазами, почувствовать его по-другому.

Мне кажется, надо говорить не только о том, что чтобы научить их создавать самим что-то, но и научить критически относиться к той информации, которая есть?

Да, использовать грамотно и осознанно средства массовой коммуникации, которые дадут возможность развиваться, обучаться, жить. То есть, для жизни, для будущей карьеры, – вот для этого медиаобразование сегодня и нужно.

Вам не кажется, что очень важно четко разделять медиаобразование и журналистику? Ведь когда дети начинают работать с камерой или фотоаппаратом, они думают, что все во взрослой жизни будут звездами. Кстати, многие телешоу это тоже культивируют. Но потом приходит осознание, что не все могут быть звездами, а вместе с этим и разочарование.

Если вы сейчас изучаете, например, кино, телевидение, учитесь фотографировать или просто работаете с какими-то мультимедийными программами, это не значит, что вы все станете специалистами именно в этой сфере. Вовсе нет. Вы научитесь это использовать для того, чтобы достичь чего-то. Это поможет вам в жизни. Вот к чему призвано медиаобразование.

Когда говорят, что журналистика и медиаобразование – это разные вещи, я не согласна. Почему? Потому что медиаобразование – очень, очень большой процесс, сюда входит и журналистика в том числе. Оно может быть и профессиональное, и аматорское, и для людей разного возраста, социального статуса. Это образование «впродовж всього життя», то есть с детства и до седых волос.

Со школы?

С детского сада. В России уже сегодня очень активно работают с детсадовцами. Прекрасный журнал вышел на Алтае – «Медиадошкольник». Просто роскошно, это действительно очень нужно.

Чем отличаются медиаобразовательные программы для разных возрастных групп?

Основа одна и та же.

Но все-таки, как вы маленькому ребенку объясняете, что такое кино, например?

У меня есть авторская программа по основам экранной грамотности. Еще в конце девяностых, когда только открылась Украинская гимназия с гуманитарным направлением в Симферополе, я пришла и предложила им эту программу. Называется она «Художественно-эстетическое воспитание средствами киноискусства. Анимационное кино». Вот самое простое, что детям такого возраста доступно и радостно – это анимация. И мы с ними узнавали, что такое анимационное кино, какие виды кинофильмов для детей бывают (сказка, игровой фильм), чем отличается телевидение от кино. В общем, мы, таким образом, с ними через игру знакомились с разными средствами массовой коммуникации. И останавливались на анимации. Нашей задачей не было научиться делать мультфильмы, а научиться понимать, как они делаются, как нами понимаются. А для понимания мультфильма, как оказалось, надо многое знать и уметь. И мы смотрели фильм, а потом рассуждали. Оценивали детали, из которых фильм состоит, – цвет, музыка в фильме, как показаны герои, какие хорошие, какие плохие, как их авторы выделяют. А теперь к этому добавилось и понимание, что в мультфильмах закодированы для детей правила поведения и взаимоотношения между людьми; правила понимания, как устроено и функционирует общество; морально-этические нормы, которые надо знать. Кстати, сегодня наши учителя из экспериментальных школ разрабатывают уроки по пониманию таких стереотипов для начальных классов.

Для начальной школы?

Да, для начальной школы. У меня идея такая давно была. Я им рассказала, и они вдруг прониклись. Вот провела одна учительница с ребятами урок о стереотипах восприятия мира вокруг нас. Дети на примере анимационного кино учились понимать, что есть хорошо, что есть плохо. Что хороший герой – вот такой и такой, а плохой герой – вот такой и такой. Ведь стереотипическое выписывание сразу видно: какие цвета используются, какая музыка сопровождает наших героев. И мы с ребятами это разбираем. Вот есть фильмы веселые и грустные. А почему они грустные или веселые? Это эстетически-художественное воспитание. А дальше уже, когда дети что-то немножечко начали понимать, мы с ними читаем какую-нибудь сказку, которая еще не экранизирована. И ребята придумывают своих героев, они их рисуют. Каждый же по-разному их видит и чувствует, и цвета разные подбирает. Придумывает свою сказку. То есть они эстетически развиваются.

Давала им также зачатки написания сценария. И они придумывали коротенькие истории. Потом картинки к ним рисовали – делали раскадровку. Разные игры придумывали, например, путешествие в страну мультфильмов, конкурсы плакатов после просмотра мультфильма. Вот таким образом с малышами работали. На следующий год программа усложнялась. Казалось бы, мультфильм – это так просто, детская забава. А затрагивает разные виды искусств, учит логически мыслить, размышлять, творчески развиваться.

Какие мультики вы используете в учебном процессе: старые добрые советские или американские, японские, которых очень много на украинском телевидении и которые, кстати, часто критикуют за агрессивность и жестокость?

Старые советские нужны для чего? Они добрые. Это даже американцы признали и сейчас закупают их в России. Но мы не можем отталкиваться только от советских мультфильмов, в том числи и от украинских, кстати, роскошных. Почему? Потому что дети смотрят разное кино – и хорошее, на наш, взрослых, взгляд, и плохое. Поэтому задача наша в чём заключается? Сформировать у ребят хороший вкус, чтобы они могли осознанно выбирать качественные фильмы. Вот мы учимся на сравнении, на аналогии. Никто ничего не запрещает. Давайте посмотрим «Винни-Пуха», который был снят на студии Диснея, и «Винни-Пуха» Федора Хитрука – и сразу почувствуем разницу. Наш Винни добрый, смешной… Даже сами американцы сказали, что он лучший. А американский медвежонок немножко злой какой-то, в нём нет того добра, что в нашем, он совершенно другой. И здесь мы не просто смотрим, а еще учимся анализировать с детьми и чувствовать, как по-разному создаются герои. Почему так происходит? Да потому что мы разные. У нас другая культура, традиции… У каждого народа есть что-то свое. Вот это наше. Мы такие вот. И через наши мультфильмы как раз и передается наше национальное самосознание, наши традиции, наша культура.

Если говорить об аниме… В чём их опасность? Эти фильмы сделаны добротно, но они заряжены негативной информацией, там ведь много насилия. И ребенок постепенно начинает думать, что насилие – это норма. Что, чтобы добиться справедливости, нужно совершить насилие, убить кого-нибудь. Беда в том, что их слишком много на нашем телевидении. И им нет альтернативы.

А родителей надо к процессу медиобразования привлекать? И каким образом?

Ну, конечно, надо. У нас сегодня 18 экспериментальных школ по Крыму (которые участвуют во всеукраинском эксперименте по внедрению медиаобразования в учебно-воспитательный процесс общеобразовательных школ. – MS). В начале эксперимента собрали родителей и рассказали им о том, что такое медиаобразование. И все родители были не против, потому что они тоже медианеграмотны, скажем так. Сейчас Институт социально-политической психологии разрабатывает программу родительского медиаобразования (батьківська освіта), то есть будет создано и учебное пособие для родителей, будут проводиться занятия для них на родительских собраниях.

Мои коллеги из Австрии, например, занимаются медиаобразованием с начала 90-х. Там это обязательный школьный предмет. С первого класса занятия по медиаобразованию (Medienerziehung) начинаются не только у учеников, но и у их родителей. Им дают определенные знания и методику работы с детьми дома: как контролировать телепросмотры, сколько времени можно тратить на интернет и компьютерные игры, маркировка медиаконтента и т. д. Для этого у них изданы и специальные учебники. Родителей учат вместе с детьми выбирать те телепередачи, которые для них будут интересны, обсуждать с ними то, что они посмотрели, выполнять правила, которые необходимы. Родители должны следить, чтобы дети дозировано смотрели телевизор и находили время на игры на свежем воздухе, встречи с друзьями и прочее.

Вот о подвижных играх. Мы в свое время бегали, играли в футбол, в классики или еще что-то. Сейчас дети играют с телефонами и айпедами. Позволяет ли медиаобразование найти необходимый для здоровья ребенка баланс между играми в медиа и подвижностью?

Конечно. Дело в том, что медиаобразование как раз-то и требует дозированного использования медиасредств. В Мюнхене есть Институт детского кино и телевидения, который является структурой Института медиапедагогики (JFF – Institut für Medienpädagogik in Forschung und Praxis). У них уже много лет работает круглосуточная телефонная консультация для родителей. Профессор Хельга Тойнерт, проректор по науке этого института, на одной из конференций рассказала, что если раньше в эту консультацию обращались за помощью родители 13–14-летних подростков, то сегодня она нужна и матерям 3–7-летних малышей.

В Германии настоятельно требуют, чтобы использование интернета, просмотры кино, телевидения были регламентированы: для малышей не более получаса в день, для детей постарше – полтора часа в день, не больше.

Интересны примеры известных людей. Вот я узнала, что, например, Люк Бессон вырос в большой семье. У них не было телевизора и он никогда не страдал по этому поводу. И он сегодня ограничивает своих детей в просмотрах, потому что считает, что это очень плохо. «Выдерните штепсель из розетки и займитесь своими детьми», – советует он всем родителям.

Можно ли говорить о том, что в Украине медиаобразование тоже станет частью государственной программы?

На самом деле эксперимент, который уже идет, поддержан Министерством образования и науки, молодежи и спорта Украины. Курирует выполнение этого эксперимента Институт инновационных технологий и содержания образования, Институт социально-политической психологии НАПН Украины отвечает за научно-методическую поддержку эксперимента, а Академия украинской прессы помогает осуществлению практической работы – проводит подготовку методистов через Школы медиаобразования, семинары-тренинги для педагогов, выпускает учебно-методические пособия. Программа эксперимента разработана до 2016 года, а пока мы, участники эксперимента, разрабатываем и апробируем обучающие программы, готовим учебно-методические пособия, учителя создают авторские учебные программы.

Учебников ведь пока нет?

Учебников, в полном понимании этого слова, нет, только пособия для учителей. Но уже идет работа над созданием материально-технической базы. Мы потихонечку готовим учителей. У меня, например, есть две авторские программы – для начальной и средней школы, как раз на основе этих программ учителя и работают. Сами пишут разработки уроков, которые и лягут в основу учебников. (Мы записывали интервью до того, как был презентован первый украинский учебник по медиаобразованию «Медіаосвіта та медіаграмотність», о котором вы можете прочитать в нашей публикации. – MS.)

Что является важным в процессе образования самих медиапедагогов, ведь их у нас тоже пока нет?

У нас их нет. Когда начинался эксперимент, я обзванивала школы и предлагала директорам, не хотите ли вы со школой войти в него. Пыталась им объяснить, что такое медиаобразование. Они меня спрашивали: вам учителя информатики нужны? Я говорю, вы знаете, мне нужен учитель, у которого глаза горят, тот, кто сам любит учиться и что-то новое постигать. «Ой, вы такие сложные задачи задаете», – говорили мне. Но, тем не менее, находили таких учителей. И теперь мы с ними изучаем программу курса по медиаобразованию.

Сейчас уже идет разработка государственных стандартов профессиональной подготовки по специальности «медиапедагог». Думаю, он может быть утвержден уже даже в следующем году.

В России с 2002 года есть такая специализация – «медиапедагогика» на факультете социальной педагогики в трех педагогических институтах. Но только специализация, пока медиапедагога как отдельной профессии и у них нет. В Крыму, например, Ялтинский гуманитарный университет, если будет утвержден стандарт, готов заняться подготовкой медиапедагогов на факультете социальной педагогики.

Я уже 20 лет ратую за внедрение медиаобразования в школы, а теперь, когда процесс пошел так быстро вперед, у меня изменилось видение, как это должно быть. Когда мы были только в начале пути, я считала, что должен быть учитель, который будет профессиональным медиапедагогом, и он будет вести отдельный предмет – медиаобразование, медиаграмотность, как назовут. Сегодня я уже так не считаю.

Почему?

Как только медиапедагогика станет обязательным школьным предметом, начнется формализация. И все остальные учителя скажут, ну, у вас же есть там специалист, вот пусть он этим и занимается. Но, на самом деле, медиа – это ведь для всех необходимо.

Зузане Крюксей (Susanne Krucsay, австрийский медиапедагог, была главой департамента медиаобразования Министерства образования Австрии, автор многих публикаций на темы медиаобразования. – MS) в одной из своих публикаций написала, что медиапедагогика – это трансдисциплинарная наука, она проходит красной нитью через все образовательные предметы и нельзя ее вывести отдельно. Поэтому я сегодня считаю, что самый лучший вариант – это интегрированный курс.

Что это значит?

Это значит, что все студенты, которые будут учиться в педагогических институтах, должны пройти курс по медиаобразованию. Во-первых, это их обогатит. Во-вторых, они по-другому смогут выстраивать преподавание своего предмета. Кстати, в Европе с 2012 года все педагоги, которые будут проходить переподготовку, будут изучать медиатехнологии.

Как быть с сельскими школами в Украине? Ведь там, очевидно, технических возможностей поменьше, чем в городских, и родители не всегда могут позволить себе купить ребенку камеру или фотоаппарат?

Сегодня сельские школы у нас в Крыму неплохо оснащены. Не знаю, как в других регионах, но у нас был проект несколько лет тому назад. Школы наполнили современной техникой, и сейчас хотят сделать так, чтобы все школы имели подключение к онлайну, чтобы можно было делать телемосты. В принципе, все те школы, которые в эксперименте участвуют, имеют необходимый технический минимум.

Было бы желание. В школе всегда найдется энтузиаст, который сам загорится и детей за собой поведет.

Сегодня все критикуют журналистику и журналистов за низкий профессионализм. Как вы сами оцениваете качество наших СМИ? И как это влияет на медиаобразование, на сам учебный процесс? Получается, что негде брать хорошие примеры, на которых можно учить детей?

Нет, я не могу сказать, что все поголовно журналисты – это середнячки. Есть и очень хорошие, настоящие профессионалы. Даже в одной и той же газете есть очень профессиональные, грамотно написанные статьи, а есть посредственность, которую читаешь и диву даешься. Профессионал – это не обязательно получивший хорошее университетское образование журналист, а человек, который не перестает учиться.

Тот же Игорь Чайка с его работами. Я его обожаю. Я всегда его приглашала, и он с удовольствием приезжал и со студентами беседовал, и фильмы мы его смотрели. И у нас в Крыму есть журналисты, которые работают хорошо.

Я, как тот коллекционер, собираю всё интересное – увидела, записала себе эту передачу… И плохое тоже. Потом на занятиях мы смотрим и сравниваем. И ученики уже тоже видят – вот здесь уровень хороший, это – профессионал, а вот это – смешно и грустно, так не работают, это неправильно. На сравнении и обучаемся.

Что бы вы порекомендовали молодым людям, которые интересуются медиа, смотреть, читать?

Сложно что-то советовать. Если я буду, например, советовать смотреть определенные фильмы ребятам, которые никогда не смотрели подобное кино, то им очень сложно будет меня понять, поскольку этому надо учиться. Я очень рада, что многие молодые люди сегодня хотят смотреть арт-хаусное кино и пытаются его понять. Поэтому я бы отсылала к такому кино, «кино без поп-корна». Ну, и самообразованием заниматься, побольше читать хорошую интересную литературу, классику.

Я своим студентам с первых же дней, как только мы встречались, всегда говорила, что журналистика – это искусство, и журналистское искусство требует начитанности. Так же как и режиссерам будущим мы говорим – нельзя стать режиссером, этому не научит никто. Да, мы можем дать какие-то рецепты, но… И журналист, так же как и режиссер – это человек, который должен обладать широким кругом знаний. Поэтому читайте, читайте классику, она даст вам вкус языка, вы тогда будете красиво, грамотно говорить, у вас будет лексический запас большой, вы сможете правильно и грамотно писать. Без этого не будет ничего.

Фото Елены Куценко

comments powered by Disqus