Чому в «Чорному дзеркалі» не видно справжньої країни

Скрін-шот podrobnosti.ua

Перебіг двох перших післявиборчих випусків «Чорного дзеркала» (31 жовтня та 7 листопада) показав, що основні пропагандистські цілі ток-шоу не змінилися. Команда Кисельова — Ліхмана продовжує в різний спосіб повторювати два меседжі:

  • парламентські вибори були найбруднішими за всю історію України (автори тези — Льовочкін — Бойко),
  • уряд Яценюка — уряд корупціонерів, зрадників, політиканів.

Решта тем (ситуація на Донбасі, перипетії переговорів щодо коаліції в новому парламенті) слугують лише приводом укотре згадати про боротьбу під час виборів або про помилки та хибні рішення уряду Яценюка.

Тобто, у форматі «Чорного дзеркала» власники «Інтера» ведуть кампанію з дискредитації не лише окремих державних інституцій, а й суспільно-політичних змін, які відбулися після падіння режиму Януковича.

Ще раз наголошуємо: критика на адресу уряду, часто виправдана й навіть аргументована, перетворюється на цькування і приниження тоді, коли представнику протилежної сторони не надають слова. Так само критика ситуації в державі є актуальною й необхідною, якщо вона побудована на чіткій хронології подій і не перекручує причинно-наслідкових зв’язків.

Окрема претензія до підбору так званих експертів, яких Кисельов та Ліхман з усією серйозністю розпитують про дії уряду та ситуацію в країні. Почнімо з Тараса Чорновола — депутата чотирьох скликань, який неодноразово змінював політичні табори та служив різним господарям. Хоча в ефірі 31 жовтня Чорновіл сам називає себе «безробітним політологом» та чесно визнає, що протягом 2004–2012 рр. відкрито підтримував Януковича, він воліє все одно давати оцінки своїм колишнім опонентам, які зараз при владі, а не своїм колишнім друзям, які потрапили в «Опозиційний блок».

Політолог Кость Бондаренко також бере участь у «Чорному дзеркалі» 31 жовтня як незалежний експерт. Та протягом усієї виборчої кампанії він працював на «Опозиційний блок», особливо цього не приховуючи. Чому Кисельов та Ліхман нічого не запитали Бондаренка про це й не поінформували своїх глядачів?

7 листопада Євгеній Кисельов представляє іншого «експерта», Олега Волошина, як  «эксперта по международным делам, по всему, что связано с дипломатией». При цьому Кисельов «забув» сказати, що Волошин є ангажованим спікером «Опозиційного блоку» і взагалі цього не приховує. Чому ведучі «Чорного дзеркала» не повідомили про це? Невже причетність до ОП гірше сприймається глядачами, ніж членство у «Свободі» чи «Правому секторі»?

На нашу думку, Кисельов та Ліхман замовчують цю важливу інформацію, щоби таким чином під виглядом опитування «незалежних» експертів нав’язувати глядачам «об’єктивну думку», а насправді дуже заангажовану політичну оцінку того, що відбувається в країні. Звісно, оцінку, яка влаштовує співвласників телеканалу «Інтер».

Ще однією «родзинкою» ток-шоу 31 жовтня та 7 листопада стало надання слова двом кандидатам у депутати — самовисуванцям, які пов’язані з керівниками «Опозиційного блоку»: або з Сергієм Львочкіним (Василь Капацина), або з Олександром Вілкулом (Вадим Нестеренко). Капацина в прямому ефірі, Нестеренко у запису розповідали про порушення та фальсифікацію виборів їхніми супротивниками з Блоку Петра Порошенка. Команда «Чорного дзеркала» навіть не вдавала в цих епізодах безсторонності та об’єктивності: Кисельов ставив лише навідні питання, які допомагали Капацині та Нестеренку дискредитувати своїх опонентів.

Більше того, у випадку з Капациною інтерв’ю відбулося вже після того, як студію залишили свободівець Андрій Іллєнко та представник Блоку Порошенка Роман Зварич, тож ніхто не міг навести аргументів іншої сторони. Звісно, ніхто не пригадав, як у 2012 році регіонали та Адміністрація Президента, яку очолював Львовочкін, двічі фальсифікували вибори, щоб не допустити обрання Аркадія Корнацького. Поза цим важливим контекстом опис ситуації в 132-му виборчому окрузі на Миколаївщині справді виглядав правдоподібно. Показово й те, що представник «Правого сектору» Борислав Береза вкотре проігнорував маніпуляції своїх, як він казав, «запеклих» опонентів з «Опозиційного блоку».

У випадку з Нестеренком сталося дещо інше. Присутній у студії представник Блоку Порошенка екс-ударівець Сергій Каплін просто проігнорував закиди у фальсифікації і попри виправданий тиск Кисельова змінив тему на «розмови про війну». Таким чином уже вдруге, за нашими спостереженнями, команда «Чорного дзеркала» використовує марнославство як слабкість Капліна для дискредитації влади й усіх сил, які підтримували другий Майдан. Не зумів повністю розпізнати запитання-пастки Ліхмана, яке стосувалося підкріплення меседжа про фальсифікацію виборів на Дніпропетровщині, й свободівець Андрій Іллєнко. Хоча як тільки він згадав про винних у схваленні законів 16 січня, майже одразу втратив слово.

В цілому можна сказати, що такі представники правлячої партії, як Каплін, чи радикали, яких легко провокувати темами-маркерами, на кшталт Іллєнка — просто знахідка для «Інтера». Іноді вони краще за підготовлених «експертів» працювали на підтвердження маніпулятивних меседжів Кисельова та Ліхмана, а також демонстрували повну неадекватність, відповідаючи на конкретні запитання загальними гаслами та безпідставними звинуваченнями на адресу політичних опонентів:

 

«Чорне дзеркало», «Інтер», 07.11.2014

 

«Сергій Каплін: "Второе, эти все события произошли, к сожалению, после кощунственной, беспрецедентной, не бывалой за всю историю нашей страны, тысячелетнюю историю нашей страны государственной измены первого правительства и первого переходного или исполняющего обязанности президента страны. Я глубоко убежден, что Крым был не сдан…"

Євгеній Кисельов: Это вы о Турчинове?

Сергій Каплін: "Я глубоко убежден, что Крым был не сдан, а продан той переходной властью, которая существовала. Это первое".

Євгеній Кисельов: Извините, я не ослышался, Сергей?

Сергій Каплін: "Не ослышались. Я один из первых политиков, которые приехали на восток тогда, когда развивались события на востоке. И я неоднократно звонил нашим силовикам и говорил о том, что там начинается что-то очень похожее на отделение, но уже полноценное, масштабное, глубокое отделение этой части, причем руками Путина с инвестированием в эту сепаратизацию огромных средств. Но, к сожалению, никто не слышал, никто не верил, что эти события происходили".

Євгеній Кисельов: А кто не слышал, Турчинов?

Сергій Каплін: "Разрешите, я закончу. Мой комитет по вопросам национальной безопасности и обороны собирался 39 раз. Мы направили Турчинову и Яценюку 39 пакетов полных рецептов для решения этой проблемы. Я сегодня ответственно заявляю: эта война, эта потеря территории на совести…"

Євгеній Кисельов: А почему вы раньше об этом не говорили, Сергей?

Сергій Каплін: "И последнее…"

Євгеній Кисельов: Почему вы раньше не говорили об этом?

Сергій Каплін: "Я всегда это говорил. Подымите, пожалуйста, все мои выступления. Я вам больше скажу, я сразу зарегистрировал проект постановления в Верховном Совете Украины о создании временной следственной комиссии, о расследовании государственной измены теми политиками, о которых я говорю. Но это самое мелкое из преступлений, которое было совершено. Потому что было совершено второе преступление. Это то, что до сих пор в нашей стране продолжает плодиться коррупция, до сих пор в нашей стране у премьера нету плана реформ. И за эти полгода, чтобы вы знали, правительством были проигнорированы все обязанности по координации работы в зонеАТО…

…Євгеній Кисельов: Сергей, вы мне, извините, всё-таки не ответили, а как же вы с таким настроением, извините, коалицию будете творить?

Сергій Каплін: "По моему личному мнению, по моему глубокому убеждению, я позволю себе не согласиться с президентом, успешное правительство в нашей стране может быть лишь по двум формулам: Яценюк — не премьер-министр; и вторая формула: премьер-министр — не Яценюк".

Олексій Ліхман: Это официальная позиция вашего блока?

Євгеній Кисельов: Тарас… Пане Тарас, вы хотели что-то добавить.

Максим Бутченко: "Я думаю, что всё дело в том, что у меня какое-то чувство такое дежа вю. Мы опять возвращаемся к каким-то ссорам, мы опять обвиняем кого-то, кто-то кого-то обвиняет, кто-то что-то не сделал, кто-то недоделал. Скажите этим людям, которые тут проголосовали, и тем, которые там живут, скажите им, как дальше жить, почему они должны верить в Украину? Почему у нас нет четко сбалансированной информационной политики, где было бы у нас всё рассказано по пунктам, почему они не могут жить в "ЛНР", какие будут последствия. Мы об этом ничего не говорим, мы слышим опять какие-то распри. Люди видят, у них дежа вю "помаранчевого" периода. Поэтому что самое главное сейчас? Самое главное — начать с нуля, начать объяснять людям, что для них вообще грозит это пребывание, почему они должны сохранить проукраинскую позицию. Почему многие люди, которых я знаю, они обижены — Киев их кинул. Киев кинул их, забросил".

Євгеній Кисельов: А как переубедить? Как разубедить?

Тарас Чорновіл: "Ну ми це чули кучу років: "Никто не хочет слышать Донбасс".

Костянтин Батозький: "Я не раз читал в прессе, что люди очень удивлены результатами голосования в Мариуполе, что очень много людей проголосовало за "Оппозиционный блок". Поскольку я восемь месяцев последние провел на Донбассе, я хотел бы спросить всех политиков: вы приезжали в Мариуполь на период избирательной кампании? Почему вы, Андрей, не приехали в Мариуполь, когда там были выборы? Почему вы, Ирина, не приехали в Мариуполь, когда там были выборы? Сергей, почему не приехали вы?"

Сергій Каплін: "Я объездил всю страну".

Ірина Веригіна: "Я вам отвечу. Потому что я была в Луганске и проводила работу в Луганске, поэтому я не приехала в Мариуполь. У меня вся Луганская область была. На территории Луганской области, которая подконтрольна украинской армии".

Костянтин Батозький: "В Мариуполь не приехал ни один чиновник высшего уровня, партийный чиновник на этих выборах. "Оппозиционный блок" выиграл, потому что он вел кампанию. Он завесил город биг-бордами, их депутаты общались с людьми. А где были вы?"

Сергій Каплін: "Оппозиционный блок" выиграл, потому что он за предыдущие несколько лет натырил денег на эти биг-борды и завесил эти биг-борды".

Костянтин Батозький: "Если купить можно за деньги их, то можно купить за деньги и вас".

Максим Бутченко: "Дело не в деньгах, дело не в биг-бордах. Дело в том, что Киев до сих пор не стал своим для Мариуполя. То есть это проблема для основной части Донбасса. Потому что они до сих пор чужие. Эти люди из "Оппозиционного блока" просто им ближе, роднее. Вот эта проблема, что мы не хотим их принять, не хотим их понять. Мы постоянно их в чем-то обвиняем и сами занимаемся какими-то вещами вместо того, чтобы обратиться…"

Сергій Каплін: "Есть в этом доля правды. В чем? Вот сегодня, кажется, годовщина повалення берлінської стіни. 25 років. От давайте чесно кажемо, ну вже існує якась певна умовна донбаська стіна. Як зруйнувалася стіна берлінська? Тоді, коли німкеня з одного боку, з ГДР, заглянула, умовно кажучи, за ту стіну і побачила, що та інша жінка, яка живе в іншій країні, європейській країні з європейськими стандартами, має власний автомобіль, може купити собі сукню за 300 чи 400 євро, три чи чотири разі відпочивати їздить зі своїм дідом, і їм захотілося цих стандартів. От я хочу сказати наступне, що ми повалимо цю донбаську стіну тоді, коли не буде корумпованих прем'єрів, коли не буде корумпованих міністрів, коли ті, хто уже провокують на якусь огиду їх обличчя на телевізорі, їх не буде. Ці молоді люди будуть будувати нову країну, ці молоді люди не будуть терпіти прем'єрів, які тирять по три мільярди за півроку і не можуть прозвітувати, куди вони їх діли".

Євгеній Кисельов: Касательно берлинской стены, она упала потому, что с падением берлинской стены согласился тогдашний руководитель Советского Союза Михаил Сергеевич Горбачев. Вспомните, за несколько дней до падения кремлевской стены, недель, он был, пытался договориться с Хонокером, пытался убедить его в том, что надо начинать восточногерманскую перестройку…

Сергій Каплін: "Ми повинні провести в Україні такі реформи, що в Новгороді, в Ростов, по всій Росії хотіли приєднатися до України, до справжньої кращої європейської країни. І ми такі реформи проведемо"».

 

Ще однією жертвою провокування та маніпулятивної гри в «Чорному дзеркалі» став Нестор Шуфрич. Як представник «Опозиційного блоку» і сусід Сергія Льовочкіна у списку партії, він на телеканалі свого колись запеклого ворога намагається захищати честь своєї політичної сили. Але вже вдруге (після ефіру 3 жовтня) Шуфрич потрапляє на «розпечену пательню» замість «теплої ванни». З одного боку, картинка виграшна: майданівці чи експерти, які співчувають Майдану, цькують представника опозиції. З іншого боку, Шуфрич усе частіше виглядає безпорадним і водночас брутальним до опонентів, коли його заганяють у кут фактами й незручними запитаннями. Ще трохи, і всі переваги від ситуації перетворяться на «мінуси» через поведінку самого Шуфрича. Годі казати, що в будь-якому разі Льовочкін виграє…

 

«Чорне дзеркало», «Інтер», 07.11.2014

 

«Александр Харебин, генеральный директор ИГ “Эксперт Украина”: позвольте Нестора прокомментирую. Он не только хороший бизнесмен, но и говорит афоризмами, он еще и хороший демагог. Он 10 лет говорил, 10 лет будет говорить теми же самыми словами. Я хочу обратить внимание, что против коммунистической партии возбуждено дело, на закрытие коммунистической партии за антиукраинскую, антигосударственную политику на протяжении последних лет. И толи слабость этой власти толи действительно, что бы легитимизировать вылет компартии с политического украинского бомонда, людям дали проголосовать за партию, народ сказал — нет коммунистической партии, но дела против партии , функционеров, находящихся в Луганской и Донецкой области, которые ввели сепаратистские движения, поддерживали сепаратистов и которые дали возможность загореться Донбассу

Евгений Киселев, ведущий: А может разделить все-таки условно говоря, преследование конкретно функционеров и попытку запретить компартию как политическое движение.

Александр Харебин, генеральный директор ИГ “Эксперт Украина”: Преследование функционеров, к сожалению, почему еще “Оппозиционный блок”, я сказал что я удивился. Толи это слабость украинской власти, толи это договорные отношения, но то количество потенциальных преступников о которых может сказать только суд, против которых возбуждено огромное количество коррупционных расследований и эти люди попадают в Парламент, начиная с Бакулина, и заканчивая людей по фамилии Бойко и так далее, удивительная вещь, как мы смогли граждане Украины, провести этих людей в Парламент.

Нестор Шуфрич, “Оппозиционный блок”: Молодой человек, я не знаю кто вы такой, честно говоря первый раз вижу.

Александр Харебин, генеральный директор ИГ “Эксперт Украина”: Меня зовут Александр Харебин, здравствуйте, я с вами встречался, вы знаете где.

Нестор Шуфрич, “Оппозиционный блок”: Надеюсь, что все-таки не там.

Евгений Киселев, ведущий: Господа, давайте не будем превращать в товарищеский суд над Нестором ШУфричем. Я вас прошу.

Нестор Шуфрич, “Оппозиционный блок”: Молодой человек, может быть мы и встречались, но видно такая была яркая встреча что я о ней я не помню. Вы знаете, вы меня только что очень сильно не то что удивили, покоробило. Потому вы только что так небрежно сказали о 1,5 миллионах людей. Вы понимаете, где вы, а где 1,5 миллиона людей. Так вот сейчас должны просто извиниться перед теми людьми. Потому что вы их назвали не украинцами или еще как-то. А вот поверьте мне, это настоящие украинцы которые сегодня несмотря на безумное на них давление, гонения, пришли и сказали что мы все делаем правильно. И если бы имела возможность вся Украина это сказать, я еще раз ответственно заявляю, мы бы выиграли эти выборы с результатом приблизительно 24-26%, это правда. Потому что 4,5 миллиона жителей Украины не смогли проголосовать. Теперь следующее. Я внимательно изучил все документы, которые говорят о первых шагах власти. И вы знаете что меня действительно испугало, и очень сильно напрягло? Одно дело риторика до выборов. Но другой вопрос –действия власти после выборов. Ни в одном документе наговориться о том, чтобы компенсировать людям потери от замороженных пенсий и зарплат, чтобы компенсировать людям потери от роста цен, компенсировать людям потери от тарифов, которые подняли в два раза коммунальных. Компенсировать потери гривны никто об этом не думает. Говорят о каком-то внеблоковом статусе — забудьте. Говорите о каких-то космических вещах, о которых люди очень далеко. Люди переживают сегодня за две вещи: за мир и мы кстати об этом никто не сказал. У меня такое впечатление, что кто-то хочет в этой стране повоевать. Вот это мы точно не позволим. Потому что еще одно активное фаза АТО и конец нашей стране. И это к сожалению правда. Сегодня, власть должна думать мозгами. Сегодня, обратите внимание, за нас заплатили за газ за Украину, за нас платят все наши обязательства, а что нам за это прикажут делать? Снова заморозить все пенсии, заморозить все социальные платежи, при том, что доходная часть бюджета выполняется на 100%, то есть у людей деньги собрали а на компенсацию их жизни, которая стала в два раза дороже — ни копейки не дали. Вот это настоящее преступление, и в это время дерутся за портфели.

Борислав Береза, “Правый сектор”: Я согласен, надо действительно компенсировать. Вот вернут деньги за вышки Бойка, украденные, и дадим. Надо. Надо. Надо по всему списку пройтись и полностью, каждому, все что украл — вернуть. Потом покаяться, а потом можно разговаривать. А еще есть одна фраза, которую вам хотят сказать ребята, которые вернулись сейчас из Донецкого аэропорта, и вот это, это “киборги”, это наш “Правый сектор” ц это парни, которые защищают Украину. Я хочу заметить, представителей “Оппозиционного блока” в Донецком аэропорту с нашей стороны нет.

Руслан, Марик: Меня зовут Руслан, псевдо Марик. Мы защищали аэропорт. Я не только в аэропорту был, мы были под Саур-Могилой, Степановке, и Красногоровку мы брали. Сейчас не об этом. Я слушаю сейчас по поводу 4,5 миллионов людей, которые так хотели проголосовать за “Оппозиционный блок” и за коммунистов. Начну сначала хотя бы с того, что сколько я был в населенных пунктах, там людей осталось, если процентов 20 осталось — так это хорошо, это первое. Потому что половина уехала в Россию, половина уехала в Украину. Поэтому там нету 4,5 миллиона людей. Второе — тот, кто так сильно хотел бы проголосовать за свою партию, он был сел на автобус, приехал на территорию Украины и проголосовал бы. Есть такая возможность.

Нестор Шуфрич, “Оппозиционный блок”: Евгений, я отвечу, коротко. Руслан, я уважаю храбрость. И вы храбрые люди. Но я 7 раз был в зоне боевых действий. Для того, я был там, по согласованию с украинским руководством, для того, чтобы не было боев в Донецком аэропорту. Руслан, я сделал для этого все.

Евгений Киселев, ведущий: Не получилось

Нестор Шуфрич, “Оппозиционный блок”: Получилось Евгений.

Евгений Киселев, ведущий: Про Донецкий аэропорт будем говорить отдельно.

Нестор Шуфрич, “Оппозиционный блок”: 22 июня мы сели за стол переговоров и договорились о первом очень не простом перемирие, которое к сожалению, продлилось 10 дней.

Борислав Береза, “Правый сектор”: Кто нарушил?

Нестор Шуфрич, “Оппозиционный блок”: Борислав, я закончу. И мы 1 июля готовились ехать дальше в Донецк. Когда начались боевые действия, мы второго июля готовились лететь в Минск. Я еще раз говорю, кто-то очень хотел воевать. Потому что сегодняшнее перемирие от того перемирия с точки зрения формальности, мало чем отличается. Но между 2 перемириями, погибло десятки тысяч людей, разрушена экономика Украины и мы на 10 лет сегодня как минимум, обречены это все исправлять. Этого можно было избежать. И это мне болит. Почему не получилось, на этот вопрос мы еще будем искать ответ.

Евгений Киселев, ведущий: Кто нарушил перемирие?

Игорь Жданов, “Батьківщина”: от такі демагоги як Шуфрич, вони привели до влади Януковича, вони привели до майдану, вони привели до смертей, до здачі Криму.

Руслан, Марик: ребята, о каком вы сейчас перемирие говорите? Там не было никогда в жизни перемирия, это все замалчивается.

Нестор Шуфрич, “Оппозиционный блок”: А сейчас есть перемирие?

Руслан, Марик: Нету никакого перемирия.

Нестор Шуфрич, “Оппозиционный блок”: А зачем надо было тогда это перемирие?

Евгений Киселев, ведущий: Нестор Иванович, я вас умоляю, мы будем говорить про Донецкий аэропорт в следующей части программы. Давайте не влезать в этот спор.

Роман Зварыч, Блок Петра Порошенка: А можна Нестеру одне питання, таке просте питання. А чий це був Президент що зрадив і втік з країни? Це наш чи ваш був Президент?

Евгений Киселев, ведущий: Вы знаете, у ы меня другая реплика есть. Вы знаете, у меня другой вопрос. А вот вспоминается 2005-2006 год, не разборки ли в оранжевом лагере привели к тому, что в итоге премьер-министром Украины при Президенте Ющенко стал тот самый Виктор Янукович?

Роман Зварыч, Блок Петра Порошенка: Все так.

Евгений Киселев, ведущий: А вот сейчас история не повторяется?

Кристина Бердынских, обозреватель журнала “Новое время”: Я думаю что партии сейчас, фракции обречены договариваться. Просто другого варианта нет. И поэтому…

Евгений Киселев, ведущий: Есть договорённости и договоренности

Кристина Бердынских, обозреватель журнала “Новое время”: Я думаю что они в итоге договориться. Просто все политики должны понимать, только за этот год столько крови, столько смертей. Все, страна должна реформироваться. Назад пути нет. И люди стали умнее, люди все видят. Люди смеются когда пан Нестор говорит очевидно глупые вещи. Но также само люди будут смеяться с любого другого политика, независимо, какую политическую силу он представляет, если он будет нагло врать в ч глаза что он проводит реформы, а их нет. И вот это, мне кажется, политики еще не до конца понимают.

Евгений Киселев, ведущий: А кто врет что проводит реформы?

Кристина Бердынских, обозреватель журнала “Новое время”: Я же говорю, если будут начнут врать… но мы видим, наверное, что и президентская сила не набрала столько, сколько могла бы, это тоже какое-то отражение.

Евгений Киселев, ведущий: Хорошо, а вам не кажется, что президентская сила не набрала столько, сколько могла бы,..

Нестор Шуфрич, “Оппозиционный блок”: Евгений, извините, у меня вопрос к журналисту. Скажите пожалуйста, глядя мне в глаза, в чем я,… вы внимательно слушали что я говорил в этой передаче. Скажите пожалуйста, в ем я соврал? В глаза мне смотрите.

Евгений Киселев, ведущий: По-моему, Кристина не про вас говорила, мне кажется.

Нестор Шуфрич, “Оппозиционный блок”: Она сказала, что я вру и говорю глупые вещи. Она не смогла ни одну повторить. Вот это сегодня манипуляция. Потому что я говорю сегодня…

Андрей Ильенко, «Свобода»: Я думаю, що в нас сьогодні не бенефіс Шуфрича.

Евгений Киселев, ведущий: И не товарищеский суд…»

 

Наприкінці «похвалимо» команду «Чорного дзеркала» за черговий урок якісного (тонкого чи грубого, нехай вирішують глядачі) маніпулювання. 31 жовтня та 7 листопада в ефірі ток-шоу надавали слово солдатам — учасникам бойових дій на Донбасі. Це додавало реалістичності та створювало враження «відкритості» ток-шоу, наближеності його до простих людей. В цілому ці вкраплення іноді маскували, а іноді псували маніпулятивні зусилля ведучих. Водночас включення в серйозну «експертну» розмову таких емоцій, як відомо, знижує загальний рівень критичного сприйняття інформації. Наприклад, програму 6 листопада Кисельов закінчив на мінорній людській ноті, розпитуючи гостю з Росії Ольгу Курносову про обставини загибелі московського актора Олексія Дивотченка, який відкрито співчував Майдану. Так і створюється враження, ніби маніпулятивне за змістом ток-шоу насправді «чесне відображення» проблем країни в дзеркалі телебачення.

Моніторинг дотримання професійних стандартів українськими телеканалами під час парламентських перегонів-2014 здійснюється громадською організацією «Телекритика» в рамках проекту «Медіа та вибори» за підтримки USAID, наданої через «Інтерньюз Нетворк».

comments powered by Disqus