Редактор из Германии Игорь Магрилов: «Власть Украины не понимает, что необходимо работать с журналистами за границей»

Свой первый журналистский гонорар Игорь Магрилов получил в двадцать лет за фото, опубликованное в одном из советских военных журналов. Он работал журналистом в Харькове, а последние четырнадцать лет живёт в Берлине. Там Игорь основал русскоязычный онлайн-журнал Berlin-Visual, намереваясь рассказывать о жизни в столице Германии. Однако с началом Революции достоинства в Украине тематика сайта изменилась. Теперь он не только о Берлине, но и об украинских событиях.

«Я целенаправленно рассчитываю на то, чтобы меня читали русскоязычные во многих странах и понимали, что происходит в Украине. Мне важно донести то, как мы видим происходящее», — объясняет своё решение Игорь. Хотя Игорь Магрилов самостоятельно ведет сайт — от наполнения до финансирования — однако Berlin-Visual он считает не своим блогом, а полноценным СМИ.

 «В Берлине украинцы довольно пассивны»

— Игорь, вы переехали из Харькова в Берлин еще в начале 2000-х, однако Berlin-Visual основали только пять лет назад. Почему возникла идея такого ресурса?

В Харькове я работал главным редактором многих известных СМИ — от одной из первых в стране негосударственных юношеских газет «БА-БАХ!!!» до  еженедельника «Теленеделя». Журналистика  — это уже моя жизнь. В Германии я помогал некоторым русскоязычным сайтам, но практически ничего за свою работу не получал. И решил: если уж работать бесплатно, то лучше на себя.

Задача моего издания — показать взгляд Украины на происходящие в стране события. Если кто-то из украинских политиков и известных людей приезжает в Берлин, я пишу о них или делаю с ними интервью. Я рассказываю об акциях берлинской громады и об украинских участниках многочисленных берлинских международных выставок.

За счет чего вы финансируете свой сайт?

— Делать сайт одному довольно сложно, особенно если нет финансирования. Я обращался в Национальный союз журналистов и в Министерство информационной политики Украины, чтобы мне оказали поддержку, но ответа не получил. Мне помогают только друзья и бывшие коллеги. Если бы нашлись люди, готовые работать на перспективу, можно было бы и гранты найти, и вывести сайт на более высокий уровень, но в Германии никто без денег работать не будет. Да и сам сайт пока выглядит очень простенько из-за недостатка средств.

Материалы на сайте Berlin-Visual представлены исключительно на русском языке. Какова аудитория вашего ресурса?

Основная аудитория моего сайта живёт в Украине, России и Германии. Я хотел бы иметь и немецкоязычную версию, даже обращался к диаспоре с просьбой о поддержке, но их энтузиазм быстро пропал. В Берлине украинцы довольно пассивны. Украинская диаспора из Гамбурга периодически присылает мне материалы на украинском языке, я их специально ставлю без перевода, всё-таки я позиционирую сайт как украинский.

«Нужно ориентироваться на европейскую аудиторию»

Если об Украине писать нечего, что тогда интересно вашей аудитории?

— Если событие не касается Украины, то я ставлю материалы о значимых берлинских событиях. Я не хочу делать сайт исключительно об Украине, потому что тогда потеряю часть аудитории. Русскоязычных в мире больше, поэтому я для них и пишу. Да и русской — мой родной язык.

Увы, власть Украины не понимает, что необходимо работать с журналистами за границей, нужно ориентироваться на европейскую аудиторию, чтобы доносить свою точку зрения на события и бороться с российской пропагандой.

Работать сложно: не все сейчас хотят читать региональные издания, за читателей нужно бороться. Но меня читают. Политики и посольства, в том числе. А вот украинские СМИ обращают внимание на мои материалы только тогда, когда их ретвитит посол Украины в Германии

— Как на качестве вашего медиа сказывается то, что вы работаете один?

Всё изменилось, когда появились социальные медиа. Многие блогеры работают ради популярности, пишут то, чего от них ожидает публика. Я — не блогер: я несу за свои материалы ответственность. Могу высказать то, что думаю, в Фейсбуке, но не на сайте. Я не стремлюсь быть в топе — для меня важно качество.

Если прихожу на событие, то снимаю всё от и до, чтобы аудитория получила полную картину происходящего. Поэтому на сайте много фотографий, а видеосюжеты очень длинные. Конечно, я отдаю себе отчёт в том, что сегодня все спешат и даже короткие видео люди проматывают, но такова концепция моего сайта.

«Я поклонник старой школы»

— В чем отличие вашего сайта от других интернет-изданий?

Главное это то, что почти в каждом моём материале есть и текст, и фото, и видео. Я принципиально не перебиваю текст фотографиями и подписями к ним. Лично мне такая структура сбивает ритм публикации. Принципиально отношусь и к снимкам. Я учился на фотографа и прекрасно понимаю, как можно сделать картинку красивой. Но не делаю этого: хочу, чтобы люди видели событие своими глазами. Да, мои фотографии правильно скадрированы, но они простые.

В чем тогда ценность таких простых фотографий?

Они показывают событие таким, какое оно есть. Сейчас можно не быть профессионалом и не учиться фотографировать. Можно взять хороший смартфон, и он всё сделает для тебя — и, что самое интересное, такая фотография будет опубликована. Гаджеты по качеству догнали хорошие фотоаппараты и видеокамеры, люди снимают всё, что видят. Раньше были строгие стандарты: на телевидение никогда не проходила запись плохого качества. Сейчас же главное — стать первым, и из-за этой гонки качество существенно снизилось.

Мне кажется, что через некоторое время профессиональные фотографы будут востребованы только в журналах и рекламе. Я поклонник старой школы: работать профессионально — моя позиция. Я не могу допустить лажу из-за спешки. Лучше выпущу материал через день, но он будет полным и качественным.

Тогда в чем заключается ваша конкурентоспособность?

Я априори не могу конкурировать с информационными агентствами, телекомпаниями или большими изданиями ни по технике, ни по оперативности, ни по количеству персонала, способного обрабатывать материал. Поэтому часто просто не спешу. Зато визуально со мной трудно конкурировать. Для меня журналистика — это качественный подход: в наше время за пропуск запятой могли наказать. Опечатки и у меня иногда случаются, но серьёзные ошибки, например, несоответствие заголовка тексту, я не допускаю. Нужно писать качественно и понятно.

Как вы считаете, можно ли сделать медиа качественными, оперативными и в то же время малозатратными?

Во время перестройки мы не думали о деньгах: нам было важно писать о том, что боялись говорить другие. Мы работали на перспективу. Сейчас деньги играют важную роль, и их отсутствие сказывается на качестве СМИ. Если денег нет, на работу берут всех подряд. Не все, кто попадает в прессу, стремятся быть профессионалом. Не всё было плохо в старой школе журналистики, просто нужно старое совмещать с новым.

Некоторые современные журналисты ни в чём себя не ограничивают и открыто выражают своё мнение в социальных сетях. Вокруг очень много информации, и часто аудитория не понимает, где объективный материал, а где откровенная ложь. Я считаю, что людям нужно учиться критически мыслить. Некоторые, увидев домен .ru, уже это СМИ не читают, считая, что там заведомая ложь. Это то же самое, что считать всё на домене .ua правдой.

30.03.2016 От редакции: Первоначальная версия интервью содержала ряд неточностей, которые были исправлены по просьбе героя интервью. 

comments powered by Disqus