Бектур Искендер: «Прелесть двух революций в том, что цензуре можно сопротивляться»

Фото Дарьи Проказы

Бектура Искандера исключили из университета, где он учился на факультете журналистики, за посещение антиправительственных протестов в Бишкеке — столице Кыргызстана. Тогда Бектур вместе с другом Ринатом Тухватшиным основал онлайн-издание Kloop, где журналистами успешно работают старшеклассники. Начав с независимого освещения политических и общественных событий Бишкека, Kloop превратился в главную онлайн-площадку для либеральной аудитории страны. Теперь его команда проводит расследования, работает с огромными базами данных и собирает с помощью краудфандинга деньги, чтобы отправлять своих корреспондентов туда, где происходит самое интересное.

Бектур был, пожалуй, единственным киргизским журналистом, освещавшим Майдан и последующую российскую агрессию против Украины в формате мультимедийного репортажа с места событий. Из-за этого он попал в базу сайта «Миротворец». Также Бектур — первый уроженец Центральной Азии, выступивший на международной научно-популярной конференции TED.

Уже четвёртый год Бектур приезжает во Львов, чтобы проводить тренинги по гражданской журналистике и онлайн-видео для студентов Школы журналистики Украинского католического университета. Здесь мы и встретились, чтобы поговорить о проблемах медиа в Кыргызстане.

Расследования в Кыргызстане

К сожалению, расследования не очень популярны. Мы в Kloop пытаемся их развивать, и, возможно, ещё пара СМИ это делают. Расследуется не всё, что хотелось бы, потому что не хватает ресурсов.

Одно из самых громких дел — расследование, связанное с предположительным отмыванием денег во время постройки Верхне-Нарынских гидроэлектростанций. Также расследуются дела, связанные с коррупцией в госзакупках и использованием государственного бюджета в личных целях президента.

Лояльные к власти СМИ тоже проводят расследования: это материалы в стиле «страшных расследований от журналистов НТВ». Например, сейчас они пытаются доказать связь нынешней оппозиции со свергнутым президентом. Но это больше похоже на очернение оппонентов власти.

Естественно, политики не очень охотно взаимодействуют с журналистами-расследователями, но мне кажется, что так практически в любой стране. Однако в Кыргызстане много данных публикуется открыто, например, данные расходов государственного бюджета, реестры юридических и физических лиц, реестр налогоплательщиков. Впрочем, журналисты либо ленятся, либо не умеют пользоваться открытыми данными, либо даже не знают о существовании этих реестров.

В последнее время мы с коллегами занимались тем, что скачивали эти реестры и пытались их упорядочить для удобного использования. Первый материал, который стал результатом этой работы, был о двойных идентификационных налоговых номерах у чиновников. Их можно было потенциально использовать для махинаций, например, по одному ИНН проводить денежные платежи, а другой оставлять чистым. Но прямого нарушения в этой ситуации не было: чиновники сразу нашли отмазку. Мол, раньше ИНН открывали в разных госструктурах. Они публично заявили, что исправят эту ошибку. Однако этот кейс был важен для нас, потому что с его помощью мы хотели проверить, как работает база данных.

Первое, что волнует журналистов, — это, конечно, физическая безопасность. Особенно когда расследования касаются правоохранительных органов: есть прецеденты, когда милиция мстила журналистам за изобличительные материалы.

История Азимджана Аскарова

Самое громкое дело — случай с политическим активистом и журналистом Азимджаном Аскаровым, несколько лет расследовавшим действия милиции в своей области. Он раскрыл много случаев пыток, помогал семье, чей кормилец погиб в стенах милицейского участка. Аскаров публиковал всё, что находил. В 2010 году во время межэтнического конфликта его задержали якобы за разжигание вражды и убийство милиционера. Сначала его подвергали пыткам, а потом устроили жуткое судилище, на котором свидетелями выступали только милиционеры. И хотя его присутствие на месте убийства так и не смогли доказать, Аскарову присудили пожизненный срок. Его дело стало самым чёрным пятном в истории политики Кыргызстана.

Разумеется, когда журналист в Кыргызстане берётся за расследование, то первым делом вспоминает об Аскарове. Правоохранительные органы, власть и судебная система связаны круговой порукой. И единственное, на что может надеяться журналист-расследователь, — что его материал будет настолько заметным и громким, что ему смогут помочь международные организации и власти побоятся его трогать. Иногда за журналиста может заступиться медийное сообщество, однако лояльные к власти СМИ будут его травить.

Медиакритика в Кыргызстане

На регулярной основе её нет. Периодически проводятся исследования медиаконтента: недавно, например, я видел исследование о том, как разные СМИ освещают вопросы ислама. Даже если бы было медиа, которое критиковало бы нарушения стандартов журналистики, это не остановило бы пропагандистские СМИ.

С другой стороны, гражданам не хватает медиаграмотности. Они не могут критически анализировать информацию не только из отечественных, но и из международных СМИ. Особенно это было заметно во время Майдана и начала войны в Украине. Многие люди узнавали информацию только из новостей российских телеканалов, доступных в Кыргызстане каждой семье. Это был кошмар: выпуски новостей содержали сплошные стереотипы.

Пик пропаганды пришёлся на 2013–2014 годы, и сейчас информационное влияние России ощущается не так сильно. События в Украине очень раскололи киргизское общество. Когда начался Майдан, пророссийские нерелигиозные консерваторы советской закалки распространяли нарратив о фашистах в Киеве, а либеральная часть общества поддерживала украинцев. Споры были мощнейшие.

Тогда Kloop принял решение поехать в Украину и освещать события на Майдане. Это был первый пример успешного краудфандинга — читатели скинулись, чтобы я сделал круг по Украине. Мы собрали больше денег, чем просили, и донорами в основном стали люди из Кыргызстана. Конечно, у нас достаточно много людей, на которых влияет российская пропаганда, но есть и активная часть общества, готовая платить за достоверную информацию.

Повестка дня в киргизских медиа

У нас есть пророссийская часть общества, есть либерал-демократы, есть киргизские националисты, есть религиозные консерваторы, есть умеренные религиозные люди. У каждой из этих групп — свои СМИ. У Kloop в основном либеральная аудитория, а портал «Спутник», например, читает пророссийская часть населения.

У консерваторов свои интересные каналы. Недавно я проводил исследование с помощью сервиса Social Bakers, позволяющего собирать статистику социальных сетей. Мы составили базу данных фейсбук-страниц Кыргызстана и отдельно выделили страницы СМИ. В итоге в рейтинг попала страница «Насаат медиа», СМИ при духовном управлении мусульман консервативного толка. У них свой медиамир, который в нашем культурном пузыре не очень известен.

У нас очень политизированное общество, поэтому всё, что связано с политикой, будет интересно людям. В последние две недели активнее всего обсуждалось ДТП с сотрудником российского посольства, в результате которого погиб человек. Много говорят о будущих президентских выборах — совершенно непонятно, кто будет избран. Нынешний президент точно уйдёт, но никто из его партии ещё не выдвинул свою кандидатуру. Поэтому очень трудно понять и спрогнозировать ситуацию.

Социальные темы — это то, что может ситуативно объединять наши СМИ. Когда два пьяных милиционера избили парня в центре Бишкека, внимание журналистов было приковано к этому происшествию. Наверное, именно из-за такого пристального внимания всех СМИ, независимо от ориентации, это дело получило огласку. Другой случай: в одной из областей Кыргызстана таксист изнасиловал девушку на глазах её ребёнка и получил только три года заключения. Из-за внимания практических всех интернет-изданий дело решили пересмотреть.

Зависимое телевидение

С телевидением у нас всё печально. Была попытка реформировать его из государственного в общественное — так же, как это происходит сейчас в Украине. Процесс длился с первой революции, но так и не завершился. После второй революции было много надежд на то, что телевидение больше не будет таким ангажированным. Некоторое время так и было. Например, киргизские службы «Радио Свобода» и Би-би-си получили часть эфирного времени под свои программы.

Но последние три года телевидение вновь становится лояльным к власти. Например, популярный Пятый канал, принадлежавший сыну свергнутого президента Курманбека Бакиева, после революции национализировали. Однако он постепенно становится всё более зависимым от власти. Оппозиционные каналы вещают только в кабельных сетях, за их просмотр нужно платить.

Впрочем, может быть, пусть так и будет. В интернете сейчас появляется всё больше видеоконтента, люди живут в соцсетях. В Кыргызстане постепенно переходят на цифровое телевидение. Людям будет проще получать в одном пакете и телевидение, и интернет. Интернет-ресурсы с видео станет легче смотреть, население сможет выбирать. Власти это понимают, поэтому уже сейчас начинают бить тревогу и придумывать, как можно ограничить интернет-издания. Но пока это у них плохо получается.

Цензура в Кыргызстане

Власти пытаются запугивать некоторые издания. Постоянно ищут повод придраться, иногда находят его. Был случай, когда не очень популярное издание получило штраф за оскорбление чести и достоинства президента. Они не смогли его выплатить, поэтому пришлось закрыться.

В 2014 году Kloop обвинили в распространении экстремизма. Мы сделали материал о том, как детей из Казахстана вербуют в Исламское государство. Из-за этого наш сайт до сих пор заблокирован на территории Казахстана. Киргизские спецслужбы тоже хотели на нас надавить: пришли к нам в офис, а мы в ответ провели им тренинг по журналистике. Потом вызвали нас к себе, а мы пришли с адвокатом и написали объяснительную. Мол, согласно статье второй закона «О борьбе с экстремизмом», один из основополагающих принципов этой борьбы — гласность. Поэтому мы считаем, что каждый, кто пытается ограничить информацию о распространении экстремизма, является пособником экстремистов. Мы пытались убедить их, что если мы молчим о том, как детей вербуют в ИГИЛ, их будет легче вербовать.

Был ещё абсурдный вызов из-за материала о правах ЛГБТ. Вызвали уже не меня, а нынешнего главного редактора Эльдияра Арыкбаева, и порекомендовали ему больше на писать на эту тему, потому что это будоражит общество и может вызвать конфликты. В тот день мы выпустили ещё три материала о правах ЛГБТ.

Я очень рад, что в Кыргызстане так можно делать. Прелесть двух революций в том, что цензуре можно сопротивляться. Силовики пытаются давить и запугивать, но у журналистов немного отрасли зубы. Звонок от спецслужб уже не так пугает после того, как мы двух президентов заставили бежать из страны.

Фото Дарьи Проказы

comments powered by Disqus