Российские онлайн-газеты о голосовании в ООН: когда здравый смысл молчит

После того, как Россия в Совете безопасности ООН наложила вето на проект резолюции о создании трибунала по малайзийскому «Боингу», было интересно: как российские СМИ подадут это собственным гражданам. Ознакомление с интернет-версиями российских газет шокировало. И даже не столько уровнем аргументации, сколько уверенностью: какие бы несуразности ни наплели россиянам — они их с удовольствием проглотят. Уверенностью в том, что и стараться объяснить необъяснимое особо не надо — сойдёт что угодно.

«Российская газета»

Итак, глубоко официозная «Российская газета». 29 июля. Новость с изложением мнения постоянного представителя РФ про ООН Виталия Чуркина: «В итоге мы получали подготовленный кулуарно проект резолюции, с которым российская сторона не согласна. При этом мы внесли альтернативный проект, чтобы обеспечить полностью открытый характер расследования» - интересно, что о российском альтернативном проекте упоминается, но в чём он заключался, не сказано. И это касается далеко не только «РГ».

Ещё цитата Чуркина: «Сложно понять, как событие, год назад не бывшее угрозой миру и безопасности, вдруг стало таковым. Примеры трибуналов для транспортных происшествий неизвестны в принципе». «Транспортное происшествие», и не более — и это тоже стало одним из лейтмотивов освещения голосования России в Совбезе ООН.

Другая новость по горячим следам, слова того же Чуркина: «Замысел состоит в том, что будет создан международный трибунал и прямиком из этого закрытого секретного расследования материалы будут переданы в трибунал и трибунал может предъявить те или иные обвинения. Речь идет о том, что хотят, чтобы международное сообщество, в том числе Россия, купило черного кота в мешке». Вы что-нибудь поняли? Передача материалов от закрытого следствия в открытый суд — это, в общем-то, общепризнанная мировая, в том числе и российская, практика. Главное же, что напугало Россию, - трибунал может «создать ещё один очаг конфронтации в международных отношениях». Ну да, сам факт уничтожения пассажирского самолёта никакой конфронтации не создал, главное — спустить дело на тормозах. Как говорится, sapienti sat.

Новость с изложением позиции российского МИДа обратила на себя внимание цитатой: «Существует множество экспертов, которые считают, что международные трибуналы - это наименее эффективный способ решения проблем», - это слова ответственного сотрудника российского МИДа Александра Панкина. Назвать экспертов и уточнить понятие «множество» он, естественно, не соизволил.

30 июля. Довольно большой то ли обзор, то ли комментарий под громким заголовком «Следствие вели в тупик». Интересно, что из самого текста никак не следует, будто кто-то затягивал расследование или препятствовал ему. Иными словами, заголовок содержит вывод, не находящий подтверждения в тексте.

Сам же текст состоит из обвинений всем вокруг — ну, просто тебе картина всемирного заговора против бедняжки России. Причём обвинений, на первый взгляд, аргументированных, но... начав вникать в них, сразу понимаешь: они о другом. Немножко, почти незаметно, но не о том, что призваны доказать и подтвердить. Зато прямо под врезом — фотография российского президента с подписью: «Владимир Путин высказался против создания трибунала по Boeing». Выглядит так, что это и есть наиболее весомый аргумент, не терпящий сомнений и возражений.

Чего стоят одни лишь подзаголовки: «Создание трибуналов может стать «идеей фикс» для многих членов ООН». Вот ведь, оказывается, не больше и не меньше: Россия спасает ООН от «идей-фикс»! Или такой: «Не угомонились», этот раздел стоит процитировать полностью: «Несмотря на отказ СБ ООН утвердить резолюцию о трибунале по "Боингу", пять стран (Малайзия, Нидерланды, Австралия, Бельгия и Украина) хотят создать своими силами независимый трибунал. Они грозятся отыскать и наказать всех виновных» - это и всё, весь раздел. Одним словом, вот гады ползучие: угрожают, виновных наказать хотят! Но как вам это: «Несмотря на отказ СБ ООН»? Формально оно, конечно, так, но как виртуозно подано! Есть Совбез ООН, который отказался, и есть страны-отщепенцы, которые «не угомонились»! А воображение уже рисует «всё прогрессивное человечество», которое все, как один, плечом к плечу осудило идею трибунала. Картина переворачивается с ног на голову: весь мир — якобы на стороне России, и только «отдельные несознательные» страны против.

Основные идеи, основные аргументы? Вот они: «При этом не принимается в расчет, что в ООН речь шла не о самом расследовании, а о мерах по наказанию виновных, хотя их еще не нашли». Прямое искажение реальности: выглядит так, словно резолюция о трибунале не предполагала расследования, а трибунал должен был состояться едва ли не на другой же день, до окончания расследования. Далее: «Странность вынесенной на голосование в Совбезе 29 июля резолюции была ясна изначально. Само расследование выглядит, скорее, политическим фарсом, имеющим мало отношения к действительности» - это даже не оценочные суждения, это прямое навешивание ярлыков.

Как вытекает из статьи, Россию не допускают к расследованию и считают основной подозреваемой. «Язык мой — враг мой»: уже из этого утверждения становится ясно, что Россия наложила вето из сугубо корыстных побуждений. Впрочем, когда аудитория пребывает в ура-патриотическом угаре, для неё всё нормально, так и должно быть. Ещё одна претензия: «страны-отщепенцы», и прежде всего Украина, эксплуатируют чувства родственников погибших; в России такая позиция не может вызывать ничего, кроме гнева. И снова: человек в адекватном состоянии и в ура-патриотическом угаре воспримут это совершенно по-разному. «Россия стала единственной из всех стран в этом деле, предоставившая всю требуемую информацию... Именно Россия передала голландским следователям всю информацию, в том числе обнародовав свои спутниковые данные, а также отправив расчеты, исходя из версии, что "Боинг" был сбит ракетой "земля-воздух" типа "Бук". А ведь для этого пришлось рассекретить характеристики ракет». Стоп-стоп: те же россияне год назад утверждали, что самолёт был сбит из «Бука», но украинского. Если оружие имеется в распоряжении армий других стран, может ли оно при этом оставаться секретным — чтобы его характеристики надо было рассекречивать?

Наконец, «сейчас фокус должен быть сосредоточен на том, чтобы установить правду о происшествии и добиться справедливости.... При данных обстоятельствах, когда некоторые члены Совета имеют обеспокоенность по поводу проекта резолюции, вынесение его на голосование приведет к расколу между членами Совета. Это не поможет ни облегчить печаль родственников погибших при крушении MH17, ни установить факты и привести виновников к ответственности» - нет-нет, это не Чуркин, это представитель Китая: «Основываясь на этом, Китай воздержался от голосования». Обратите внимание: не наложил вето — хотя имел на это такое же право, как и Россия, но воздержался. Не поддержал идею трибунала, но и не возражал против неё. От читателей «РГ» эта разница ускользает, её представили как несущественную.

Материал не дал ответа на главный вопрос: хорошо, закончится следствие, будут объявлены предполагаемые виновные — а кто докажет их вину, кто назначит наказание, кто поможет добиться справедливости? А об этом просто нет речи, этот вопрос статья не поднимает. И в этом просматривается аспект «для внутреннего пользования»: россиян в очередной раз убеждают в том, что не суд, а следствие устанавливает виновных, что суд — так, формальность.

Ещё одна новость – мнение пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова: «Россия, как об этом неоднократно говорил и президент Владимир Путин, и другие наши высокопоставленные представители, всегда последовательно выступала за проведение настоящего расследования этой авиакатастрофы для выяснения тех, кто виновен» - эту же мысль Песков повторяет ещё несколько раз другими словами. Аудиторию убеждают: нынешнее расследование — «ненастоящее», оно предвзято и неквалифицированно. И — финальная точка от Дмитрия Пескова: «Когда Россия неоднократно задавалась вопросом, где материалы, связанные с диспетчерскими переговорами с украинской стороны, и т.д., тогда, к сожалению, от Украины не было никаких заявлений с разъяснениями». Иными словами, Украина должна была предоставить имеющиеся у неё материалы российской стороне — вот так и не иначе.

Далее новость с позицией российского МИДа: «МИД России выразил сожаление в связи с тем, что инициаторы создания трибунала по малазийскому Boeing поспешили с голосованием и пренебрегли рекомендациями». Вот так: были, оказывается, рекомендации, чьи — из первого предложения непонятно. Далее уже выясняется: рекомендации были российскими. Какое право имел Совет безопасности ООН пренебрегать российскими рекомендациями — разговорчики в строю?!

31 июля. Очередной Чуркин. «Считаю, что Совет Безопасности - это не место обсуждать разные версии по МН-17. Для последующего суда есть или вполне могут быть созданы соответствующие механизмы без привлечении СБ ООН, который уголовными делами заниматься не должен», - приводит издание коротенькую цитату из выступления Виталия Чуркина. Обратите внимание: «считаю» как вполне достаточный аргумент, не требующий дальнейших обоснований.

Следующая новость: «Попытками отвлечь внимание от необходимости реального расследования назвал заявления Киева о необходимости вынесении вопроса о трибунале по катастрофе малазийского Boeing на Генассамблею ООН пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. "В данном случае это абсолютно неуместно и бесперспективно. Эти рассуждения о Генассамблее - в таком формате, в сяком формате - это ни что иное, как отвлечение внимания от необходимости продолжения реального расследования", - подчеркнул Песков, комментируя заявление первого заместителя председателя Верховной Рады Андрея Парубия. В Кремле призывают "исходить из настоящего". "Сейчас главное, как нам представляется, сконцентрироваться на беспристрастном и объективном расследовании", - заметил пресс-секретарь главы государства. Песков также сказал, что не хотел бы вести какие-то гипотетические рассуждения».

«Беспристрастное расследование» - кто и по какой процедуре должен его проводить? Почему бы его не проводить по решению и не под эгидой ООН? Ответов нет. И ещё обратите внимание на творческий стиль издания (этот приём характерен для большинства исследуемых материалов): подробное изложение чьего-либо высказывания, а сразу за ним — цитата того же высказывания. Одна и та же мысль почти одними и теми же словами повторяется дважды, и так всё время — что это, если не гипнотизирование аудитории?

«Известия»

Лид новости о блокировании Россией резолюции Совбеза ООН в изложении «Известий»: «По мнению постпреда при ООН Виталия Чуркина, проект, вынесенный на голосование, был лишен какой-либо правовой основы». Откровенно водянистое писание утверждает: «Российский постпред при ООН Виталий Чуркин подчеркнул желание Москвы продолжать дела в духе сотрудничества. Также Чуркин напомнил о предложенном РФ проекте резолюции, где Москва предлагает углубить и расширить международное сотрудничество, в том числе с привлечением генсека ООН... Однако авторы проекта отказались действовать в духе сотрудничества, поставили его на голосование». Обращает на себя внимание демонстративная пустота и голословность на самой грани случайного набора слов: как применительно к данному случаю расширить сотрудничество (без трибунала), к чему привлечь генсека ООН? Генсек ООН должен вынести вердикт вместо судьи — так, что ли?

И ещё один — глубокомысленный — материал-рассуждение, приведу лишь один пассаж: «Война есть война. На войне бывают случайные жертвы. Западные страны знают об этом лучше других. Беспилотники-дроны, которые утюжили территорию Пакистана и Афганистана по приказу нынешнего президента США, уничтожили огромное количество мирных жителей, в общей сложности примерно 4,7 тыс. человек. Это много больше, чем число погибших в авиакатастрофе над Донбассом. Но никому в голову не приходило создавать трибунал...». В комментировании, на мой взгляд, нет нужды.

И вот — совсем свежее, не прошло и недели: Россия, кажется, наконец выработала линию поведения «внутри себя», для российской аудитории. Новость в «Известиях» «Лавров: “Трибунал по MH17 не был бы похож на международный суд”». Лид: «По словам главы МИД РФ, расследование крушения самолета Boeing на Украине не было независимым». Далее Лавров сокрушается по поводу того, что Россия с самого начала настаивала на тщательном расследовании, а его так и не было. Ни слова о том, кто не пускал международных экспертов к месту падения лайнера. А куда, в какую страну отправляли тела и вещи пассажиров — а?

Но интересно другое: «Трибунал по делу о крушении пассажирского самолета Boeing 777-200ER на Украине, вето на который наложила Россия при голосовании в Совете безопасности ООН, должен был ориентироваться на украинское законодательство, сообщил глава МИД РФ Сергей Лавров», и вот этого нельзя было допустить. Интересно же здесь то, что, согласно традициям международного частного права, все без исключения подобные дела рассматриваются в судах с отсылкой lex loci delictus, то есть по законодательству той страны, на территории которой было совершено преступление. Ну, вот нет у ООН специального законодательства. Ещё более интересно, что министр так и не предложили никакой альтернативы — по какому законодательству, по его, мнению, должно было бы рассматриваться дело, чтобы считать его справедливым. По законодательству «ДНР», которое то ли есть, то ли его нет? Нет, это было бы слишком. Так по какому же?

Уже 5 августа в большой статье «Трибунал по малайзийскому Boeing станет неформальной темой на АСЕАН» «Известия» пишут о том, «в Куала-Лумпуре США попытаются убедить участников саммита АСЕАН поддержать идею трибунала, а также вновь разыграть антироссийскую карту, которая в последнее время стала одной из самых главных во внешней политике американцев». Этот тезис поддерживают все подобранные газетой эксперты. Читателям упорно навязывают идею о всемирном заговоре против России – никак не иначе.

«Коммерсантъ»

«Коммерсантъ» по горячим следам дал изложение событий, с международной реакцией и опросом известных в России людей, с их ответами от остро критических до откровенно идиотских. К этой же подборке неизвестно зачем была приплетена версия концерна «Алмаз — Антей» о том, что самолёт «рухнул из-за попадания ракеты 9М38М1 комплекса “Бук-М1”, состоящего на вооружении Минобороны Украины. В США заявили, что этой информации не верят. Концерн готов пойти на эксперимент, подорвав такую же ракету у списанного Boeing 777». Что это даст, не сказано — вряд ли ведь надо полагать, что принадлежащие российской армии «Буки» стреляют как-то совсем иначе. Да и публикация была о российском вето, а не о версиях.

В другой публикации дана официальная точка зрения, сама газета и здесь заняла позицию «отстранённости». Могли читатели ознакомиться и с реакцией зарубежных СМИ.

На радио «Коммерсантъ FM» (и на сайте «Коммерсанта») прозвучало мнение доктора юридических наук, профессора Высшей школы экономики Александра Домрина, который не прямым текстом, но недвусмысленно подводит к выводу: Россия противопоставила себя всему человечеству. По его мнению, зная о том, что Россия наложит вето, вопрос, тем не менее, довели до голосования именно для того, чтобы показать изоляцию России; если будет голосование Генассамблеи ООН, Россия сможет его не выполнять, но, опять же, тем самым будет показано противостояние России всему миру. Ещё одно интервью на «Коммерсантъ FM» (и на сайте) «между строк» — о том, что будет, если вопрос вынесут на Совет безопасности повторно. «Аргументы России — не более чем отговорки», - такой напрашивается вывод после прочтения.

«Аргументы и факты»

«Аргументы и факты» со слов Чуркина убеждали своих читателей, что Россия будет продолжать сотрудничество в расследовании обстоятельств крушения малайзийского самолёта, а «у США нет доказательств», что расследование намеренно затягивается, а проект резолюции о трибунале предполагал «вместо суда судилище». Издание тиражировало официоз, что «МИД России выразил сожаление о спешке инициаторов трибунала», что Россия не получает всей информации о расследовании (а почему, собственно, она должна её — промежуточную, не окончательную — получать?).

Наконец, было представлено и вот такое мнение Федора Лукьянова, главы Совета по внешней и оборонной политике: «Запад и те, кто его поддерживает, настаивают на том, чтобы орган, созданный по инициативе ООН, объявил во всеуслышание, кто виноват в трагедии, и возложил ответственность. Россия ведёт другую линию: главное — провести расследование и узнать, что случилось». Ну, вот просто для общего развития узнать — так это выглядит? «При той обстановке, которая сейчас складывается в мире, вероятность, что вина за катастрофу будет возложена на Россию, высока. К тому же политизация расследования не способствует его качеству, всегда существует предвзятость» - всё же интересно, в каком инкубаторе должны проводить расследование так, чтобы оно удовлетворило всем требованиям России?

«Комсомольская правда»

В этом издании был подан полный текст выступления Чуркина. Слова Лаврова о том, что он «выразил надежду на то, что расследование крушения малайзийского “Боинга” в Донбассе будет проходить в соответствии с резолюцией СБ ООН. А его результаты будут всеобъемлющими и позволят наказать виновных в этой трагедии» - посредством отказа от трибунала, как получается. Опять слова главы российского МИДа о том, что «инициатива по учреждению трибунала может быть предлогом для того, чтобы скрыть неэффективность расследования, которое проводится под эгидой совета безопасности Нидерландов» - не хотят голландцы по какой-то причины дознаться до правды. КП вслед за Лавровым назвала инициативу трибунала «пропагандистскими играми». Мнение председателя комитета Совета Федерации по международным делам Константина Косачева о том, что «попытки сформировать трибунал» — это «пляски на костях»; вероятно, о любом другом суде можно сказать то же самое. Мнение американского политолога Пола Крейга Робинса о том, что «доклада по «Боингу» нет, потому что улик против России нет» - ещё немного, и окажется, что самолёт сбили сами Нидерланды с Малайзией, специально чтобы насолить России.

***

Если просмотреть освещение события российскими СМИ, первое, что бросается в глаза, - это что акценты каждый день менялись, каждый день появлялись новые — не те, что накануне — объяснения именно такому голосованию России. Также бросается в глаза, как часто в связи с голосованием в Совете безопасности в российских СМИ вдруг стала встречаться фраза «транспортное происшествие». И — случайное ли совпадение? - внимание российской аудитории всё больше привлекают к другому трагическому событию, случившемуся с другим малайзийским самолётом за четыре месяца до того, как вблизи Тореза был сбит самолёт Амстердам — Куала-Лумпур, — к исчезновению самолёта Куала-Лумпур — Пекин в марте 2014 года.

Что ещё бросается в глаза, так это голословность и пафосность, призванная её компенсировать. Впрочем, для мало-мальски вдумчивых читателей это всё очевидно.

Исходя из публикаций, Россия — за тщательное и объективное расследование. Нынешнее расследование предвзято и политизировано. Понимать, видимо, следует так: расследование должна проводить Россия и только она — потому как никаких пожеланий на этот счёт россияне не выдвигают. Не говорят, кто должен расследовать катастрофу, чтобы у России не было претензий.

Ещё обращает на себя внимание явно избыточное количество обоснований и оправданий поведения России, которые и близко не складываются в систему и существуют словно каждое само по себе, отдельно ото всех прочих. Словно читателям предоставляют меню на выбор: не устраивает одно оправдание — вот вам другое.

Обращает на себя внимание и то, как газеты прячутся за высказываниями официальных лиц: собственных материалов от своего имени, а не цитат и изложений высочайших высказываний, практически нет. К тому же, все разъяснения сводятся в основном к новостному жанру.

 И — множество ссылок на позицию Китая, даже «Коммерсантъ» от них не был свободен. Китай становится геополитическим авторитетом для России. Разница между позициями «Китай воздержался» и «Россия наложила вето» чаще всего нивелируется. Интересная деталь: после прочтения посвящённых событию материалов совершенно ускользает из поля зрения тот факт, что Россия противопоставила себя всему миру. Нет, не замалчивается — просто ускользает, от него ловко отвлекают внимание.

А ещё - «зуб за зуб»: в российских СМИ большое внимание уделено идее провести трибунал по атомной бомбардировке Хиросимы 1945 года. Разницы между двумя событиями читатели ощутить не должны — хотя бы в смысле давности, известности исполнителей и возможности реально их осудить.

И вот цитаты из комментариев под новостью в «Известиях». «Надеюсь, очень скоро будут названы виновники крушения малайзийского лайнера. Только вот создание международного трибунала по "Боингу" точно замедлит процесс расследования падения лайнера. Такая, скажем так, медлительность выгодна только украинской стороне, которая и причастна к авиакатастрофе». «Считаю, что проводить трибунал по Боингу сейчас совершенно неприемлемо. Это просто не нужно. Запад хочет обвинить Россию в том, что это мы сбили Боинг. Но как это вообще возможно, если самолёт упал на территории Украины. Так что сомнений в причастности к этому киевских властей совершенно нет». «Надо расследованием заниматься, а не трибуналы организовывать... Создается впечатление, что расследование умышленно тормозится Западом». «Все это намеренно и продумано до мелочей. Просто, кто-то, все еще, верит в искренность укрвластей и америкосов. Понятно, что они это все и устроили. Какой резон России сбивать Боинг?! Понятно, что нас будут в этом обвинять!»

Даже если учитывать, что читатели, оставившие комментарии, вполне могут оказаться штатными, всё равно становится грустно. Российской пропаганде удалось сделать то, чего не удавалось даже советской — полностью отключить логику. И вправду: зачем какие-то трибуналы, если «и так понятно»?

Всё это находится безумно далеко от здравого смысла. Вспоминается сентябрь 1983 года, когда вблизи советского побережья был сбит южнокорейский самолёт, выполнявший рейс Нью-Йорк — Анкоридж — Сеул. Тогда объяснения советских СМИ и официальных лиц были столь же туманными. Но советская аудитория им... нет, даже не верила, а заставляла себя верить, усилием воли заставляла. Есть такой социально-психологический феномен: в тоталитарных странах люди склонны убеждать себя в правильности действий своих правительств, и по одной причине: осознавать, что ты живёшь под властью преступного режима, а изменить ничего не в силах — это немаленький психологический дискомфорт. Но такая вот лояльность усилием воли не проходит бесследно: она накапливается, где-то в глубине сознания сомнения относительно правильности действий правительств остаются. От уничтожения самолёта Нью-Йорк — Сеул до краха СССР оставалось восемь лет...

comments powered by Disqus