МедиаОБОЗ или медиаАВАНГАРД?

Украинские медиа требуют от постмайданной власти реформ и деолигархизации, борьбы с коррупцией и честного служения обществу. При этом сама украинская журналистская корпорация продолжает жить в старой системе координат. Олигархическая модель собственности и управления, коррупционная смычка между владельцами, менеджерами и журналистами, коллективная система безответственности — это реалии жизни медиа в сегодняшней Украине.

ОДНА СТОРОНА МЕДАЛИ

Журналистскому сообществу Украины за последний год есть что продемонстрировать в качестве своих достижений.

  • Есть значительные успехи и на собственно медийном фронте. Выдвиженец журналистского движения «Стоп цензуре!» Зураб Аласания стал главой НТКУ. Совместными усилиями команды Аласании, общественных медийных организаций, профильного парламентского комитета, а также Совета Европы, Европейского Союза, западных доноров идет активный процесс реформирования государственного вещания. Принят работающий (!), а не декларативный Закон, который открыл дорогу к созданию на базе государственного общественного вещателя. Отсутствие политической воли затянуло этап преобразования коммунистической системы телевидения и радиовещания в демократическую на долгие 18 лет, сейчас появилась надежда на свет в конце тоннеля.
  • Усилиями общественных, в том числе и медийных организаций, профильного комитета ВР, при поддержке того же Запада приняты важнейшие законы и подзаконные акты по доступу к публичной информации, которые в большинстве своем уже работают.
  • Теми же усилиями ликвидирована Национальная комиссия по защите общественной морали — рудимент советской системы государственного вмешательства в идеологическую сферу, сферу ценностей.
  • Плодотворно работает группа «Медиареформы» в составе Реанимационного Пакета Реформ (РПР). Среди ее участников — как представители общественных организаций, составляющих костяк «Стоп цензуре!», так и новые активисты. На повестке дня «Медиареформ» нынче — имплементация в жизнь всего задуманного по общественному вещанию, продвижение процесса разгосударствления печатных СМИ, реформа системы коммунальных СМИ, проблема прозрачности медиасобственности и так далее.
  • Медийные общественные организации эффективно и тесно сотрудничают с новым составом Комитета по вопросам информационной политики и свободы слова ВР и его главой Викторией Сюмар. Что дает возможность достаточно быстро реагировать на актуальные проблемы медиаотрасли, в том числе — вызванные российской агрессией в Украине.
  • Возникшие буквально за несколько месяцев до Евромайдана и поддержанные теми же западными донорами журналистские инициативы по созданию «Громадського ТБ» и «Громадського радио» оказались, что называется, ко времени и к месту. Они предоставляли гражданам и участникам Майдана не просто альтернативную, но и, что стало их главным на тот момент преимуществом, максимально оперативную, в режиме онлайн информацию о событиях в Киеве и стране. Вместе с новостями «1+1», 5-го и канала «24», возникшего в тот же период «Эспрессо ТВ» и рядом других медийных майданных проектов, они стали одной из мощных составляющих Революции достоинства. Тот факт, что в большей или меньшей мере, но на пике политической активности их финансово поддержали и простые граждане страны, продемонстрировал, что и за информацию люди в Украине готовы платить.Появление филиалов «Громадського ТБ» в регионах говорит о востребованности аудиторией такой модерной, интерактивной модели коммуникации. Перспектива сделать эти инициативы составной частью или даже базой зарождающегося общественного телевидения и радио — была бы, очевидно, логичным и оправданным шагом в том числе и с точки зрения правильного вложения донорских средств.  Не менее значимо и появление таких проектов, как «Общественное ТВ Донбасса», которые также могут стать основой общественных вещателей в Киеве и регионах. Наверное, дискуссии о дальнейшем развитии таких инициатив должны состояться уже в ближайшее время в среде самих медийщиков, Гостелерадио и западных доноров.
  • Набирают силу и локальные медийные инициативы разного характера — от StopFake, «Евромайдана SOS», проектов по медиаграмотности до того же Львовского медиафорума.

ВТОРАЯ СТОРОНА МЕДАЛИ

В то же время все эти успехи медийных общественных организаций в законодательном поле и в создании локальных новых медиа происходят на фоне катастрофического падения качества журналистики, игнорирования стандартов профессии в украинских СМИ.

Это связано с олигархической природой собственности на основные медиаактивы в Украине. Собственники используют СМИ в качестве инструментария для достижения политических и бизнес-интересов, а то и реванша, в войнах с конкурентами, циничного самопиара, скрытой рекламы и корпоративной джинсы.

Одновременно, рыночная конкуренция, борьба за рейтинги снижает планку требовательности и социальной ответственности даже в качественных и/или независимых СМИ. Оценочные заголовки, бездумная подмена мнениями объективных фактов, неправомерные обобщения, отсутствие баланса, язык ненависти, «журналистика эмоций» — общемировой тренд, который в Украине, вслед за Россией, есть много желающих развить до абсурда — становятся реальностью и в них. Что уж говорить о массовых изданиях, где снижение планки качества информации десятилетиями культивировалось «новостями для барбоса», чернухой и желтухой.

Кроме этого, украинская журналистика просто не была готова к тем вызовам, которые поставили перед ней стремительность и высокая степень изначальной конфликтности общественных перемен, война с внешним агрессором, столкновение с мощной машиной российских информационно-психологических спецопераций, в том числе — повальным распространением фейков и полуправды.

В итоге мы имеем ситуацию, когда большинство украинских СМИ вольно или невольно становятся разносчиками слухов и мнений, а не фактов, накаляют в стране атмосферу истерии, нетерпимости, а то и ненависти. Вместо того, чтобы консолидировать политическую нацию в борьбе с внешним агрессором и внутренними вызовами, они ее разделяют все глубже и глубже. Вместо посредничества между властью и обществом, разными социальными группами они, напротив, стравливают их. Вместо стимулирования позитивных перемен и реформ в стране конструктивной критикой и правдивой сбалансированной информацией наши СМИ порождают недоверие всех ко всем, и к себе в том числе. Сея хаос, озлобленность и страх, украинские СМИ в итоге становятся пособниками кремлевских империалистов и российской экспансии, ставя под вопрос способность Украины и ее граждан выстоять и победить.

Какие опасные тенденции можно было наблюдать в украинском медиапространстве в последние месяцы? Во всяком случае, до последних резонансных убийств, которые, нельзя исключать, могут изменить логику определенных процессов в стране, в том числе и в медиа.

  • Блок политического реванша Левочкина-Ахметова подтягивает для решения своих политических и бизнес-задач медийные ресурсы. На них, судя по всему, и будет сделана главная ставка реваншистов. Телеканалы «Интер» и «Украина», как показывает мониторинг «Телекритики», уже сейчас синхронно освещают многие политические и экономические процессы и так же синхронно пиарят «Оппозиционный блок». Кроме того, есть основания предположить наличие некой связи, координации между телеканалом «Интер» («НИС») и телеканалами «112», «Ньюз ван», «Тонис», 17-м каналом. Добавьте сюда еще выкупленный Фирташем «Евроньюз». А также ТВi, который, говорят, скоро перезапустится якобы при участии людей, близких к Хорошковскому. По-прежнему контролируется «семьей» Януковича «Украинский медиа холдинг». В арсенале у «Оппозиционного блока» есть также газета «Сегодня», а главное — большое количество региональных СМИ, прежде всего на востоке Украины. Инструментарий для возможной промывки мозгов электората — в преддверии тех же местных выборов, а вдруг что — и досрочных парламентских — внушительный.

А в том, что это возможно — убеждает пример канала «Интер», который в своих новостях уже давно демонстрирует немыслимое по масштабам манипулирование информацией. Такого тотального игнорирования  журналистских стандартов в эфире канала не было даже при правлении Януковича. Скажем, пусть и формальный, но баланс мнений в эфире новостей канала команда Безлюдной сохраняла. Сейчас же для войны с бизнес- и политическими оппонентами своих собственников, с правительством Яценюка и «Народным фронтом», для предельного нагнетания недовольства ситуацией в стране ради политического реванша «Оппозиционного блока» в ход идут самые грязные технологии. В том числе массированный, грубый и неприкрытый пиар представителей «Оппоблока» и собственников канала.

  • В стране существует ряд СМИ, в том числе мощные газета и журнал «Вести» и «Вести. Репортер», которые являются прямым рупором кремлевской пропаганды и идей сепаратизма. Прямым инструментом достижения режимом Путина своих целей в Украине. При этом финансирование этих СМИ абсолютно непрозрачно, юридический собственник, скорее всего, является таковым лишь номинально.
  • Огромное влияние на общество, и прежде всего его активных членов с разных сторон политического противостояния, имеют соцсети. Соцсети массированно используются для информационно-психологических операцией российским агрессором. Суперактивны в них и украинские оппозиционно настроенные к Майдану, украинской власти журналисты, блогеры, политики. Политтехнологи от разных сторон, разных политических сил задействуют для работы в соцсетях большое количество троллей и ботов.

Таким образом, в украинском информационном пространстве есть внешний олигархический плюрализм. На «Интере» и «Украине» мы услышим, какие негодяи Коломойский и Яценюк, на «1+1» — какие монстры Фирташ, Левочкин, Пинчук, Кучма…

Но в телевизионном пространстве пока нет столь же мощных ресурсов, которые к этой однобокой с двух сторон информации добавляли бы замалчиваемые факты и мнения независимых экспертов, помогая аудитории сложить адекватное представление о происходящем. «Громадське ТБ», «Первый суспильный», 5 канал, «24», «Эспрессо» — не конкуренты олигархическим вещателям по рейтингу и охвату аудитории.

Медийный блок реваншистов популярен именно в самых проблемных для украинской государственности и европейского выбора регионах востока и юга Украины.

Топ-менеджеры ресурсов, принадлежащих «реваншистам», руководят ими в качестве политтехнологов, а потому мощь и эффективность «заточки» редакционной политики и месседжей этих СМИ под целевую электоральную аудиторию и специфические цели велики. Тем более что ориентация на эмоциональное восприятие информации аудиторией всегда дает более быстрый результат, чем ориентация на рацио. И это в полной мере осознают и соответствующим образом используют политтехнологи, обслуживающие интересы «реваншистов» или Кремля.

Одновременно «патриотичные» крупные олигархические каналы — «1+1», ICTV, СТБ — пусть в несколько меньшей степени, но также игнорируют стандарты. Участвуют в олигархических войнах. Часто демонстрируют непрофессионализм. Шокируют, а не поясняют. Некритично транслируют неправдивые или полуправдивые заявления официальных властей о ситуации в зоне АТО. Пытаются бороться с российской пропагандой ее же методами — доморощенной украинской киселевщиной… Список этот можно продолжать и продолжать. Но в наибольшей степени каналы, прежде всего «Интер» и «1+1»,  игнорируют принцип баланса мнений. Такого мы не видели в отечественном эфире уже лет десять.

То есть, и «реваншисткие», и «патриотичные» олигархические СМИ при, на первый взгляд, разности целей используют ОДИНАКОВЫЕ средства, а главное — и те, и другие являются послушным ИНСТРУМЕНТОМ в руках своих хозяев-олигархов.

Еще в разгар Евромайдана мне приходилось говорить и писать о том, что, в отличие от ситуации 2004 года, Евромайдану не предшествовала и Евромайдан не сопровождала журналистская революция. То, что некоторые СМИ, прежде всего «1+1» и 5-й, канал «24», «Эспрессо» освещали Майдан, поддерживая его активистов, было результатом ситуативного совпадения позиций (интересов) собственников этих СМИ и журналистских коллективов. То есть медийщики не были некой самостоятельной, системной силой, выступившей наряду с другими социальными группами (скажем, малым и средним бизнесом) против авторитарного режима и против — внимание! — олигархов, его поддерживавших.

В 2004 году журналисты практически всех телеканалов объединились в борьбе с политической цензурой режима Кучмы и лояльных к нему собственников СМИ. В 2014-м журналисты тех каналов, чьи собственники были за Януковича (Россию), послушно или даже искренне несли в массы ценности Антимайдана, героизировали «Беркут», изобличали майданных «экстремистов», «радикалов» и «выходцев из Западной Украины».

Сделав для себя важные выводы из журналисткой революции-2004, олигархи — владельцы всех крупных телеканалов в Украине — смогли полностью обуздать журналистские коллективы. Подкупом одних, увольнениями других, переводом на проекты, интересные творчески, но не имеющие отношения к новостям — третьих. Если в 2004-м увольнение журналиста, не согласного с «политикой партии» собственника, было практически невозможным, то в период с 2006-го по 2011 год олигархи сделали все, чтобы увольнения несогласных стали обыденностью в деле запугивания журналистов. И никакие профсоюзы в этом противостоять им не смогли.

Движение «Стоп цензуре!» в 2010-ом году главным своим оппонентом видело политический режим.  Ибо при авторитарном режиме и собственники испытывают давление власти, подчиняют редакции своих СМИ прежде всего ее интересам. Движение стало весьма эффективным инструментом медиасообщества в борьбе с  внешней цензурой власти. Со временем в активистах движения остались в основном представители медийных общественных организаций, а не журналисты крупных СМИ. Борьба с  внутренней цензурой медиасобственников без мощной поддержки изнутри большинства редакций не давала ощутимых результатов (вспомним опыт УНИАНа). А объективно, напротив, могла привести и к расколу движения, так как акцент на соблюдении журналистских стандартов означал бы необходимость задавать вопросы и некоторым членам «СЦ».

Увы, вопрос стандартов и цензуры собственников СМИ не был отрефлексирован в медийной среде и в постмайданный период, после февраля 2014 года, когда он фактически уже вышел на первый план. Ведь Майдан уничтожил тотальную зависимость СМИ от власти, оставив зависимость от олигархов. Пи этом ряд телеканалов освещали события на Майдане предельно манипулятивно (Первый национальный, «Украина»), а некоторые еще и с особым цинизмом («Интер», «112»). Актуальным вопрос стандартов был и для тех медиа, которые занимали «промайданную» позицию. Ведь и журналисты этих изданий нарушали стандарты, подменяя их гражданской позицией, которая — неожиданно, да? — совпадала с позицией и интересами их собственников. Но, увы, даже Комиссия по журналисткой этике смогла достичь консенсуса только для осуждения редакционной политики Первого национального, фактически проигнорировав обращение ГО «Телекритика» по телеканалу «Интер». Ну а героизм и патриотизм журналистов «1+1», проявленный на Майдане,  стал для них своеобразной индульгенцией, «отпускающей» грехи несоблюдения стандартов. 

А далее агрессия России и вовсе отодвинула вопрос качества работы СМИ и журналисткой этики на второй план. Ведь, как и в случае с «Беркутом», те медийщики, которые еще недавно, во время Майдана, выступали в своих СМИ с противоположных позиций, в Крыму и на Донбассе оказались по одну сторону баррикад. Все — патриоты, в нюансы (а они, конечно же, есть и при освещении событий в АТО!) никто не вдается. На долгие месяцы, к тому же, на первый план в украинском информационном пространстве вышли проблемы безопасности — одной для всех! — работы журналистов, проблемы противостояния российской пропаганде.

РАЗРЫВ ШАБЛОНА

Наверное, есть некий символизм в том, что актуализировали для медиасообщества подзабытый вопрос соблюдения стандартов и независимости редакций ньюсрумов от власти и от собственников, как и в 2010-м, все те же Игорь Коломойский и канал «1+1».

Конфликт с применением нецензурной лексики яркого, харизматичного, вызывающего бурные эмоции у всей страны олигарха-патриота с уважаемым всем медийным сообществом журналистом «Радио Свобода» Сергеем Андрушко не мог не вызвать справедливого возмущения коллег. Ну а то, как однобоко освещал телеканал «1+1» и этот конфликт, и ситуацию вокруг «Укртранснафты» и «Укрнафты», также стало поводом для жесткой реакции многих стопцензурщиков.

Вопрос в том, была ли эта реакция конструктивной. Очень сомневаюсь, поскольку вижу, что на данный момент наблюдается лишь раскол движения,  обида одних и радостное потирание ручек другими – оппонентами «СЦ». Повисшим в воздухе остался и вопрос о том,  почему столь жесткую критику коллег, пусть и справедливую,  сейчас вызвал только канал «1+1». А еще более откровенное обслуживание журналистами «Интера» интересов своих собственников,  уже и после Майдана, очевидные нарушения стандартов, корпоративная джинса в эфире каналов «Украина», ICTV и других как не вызывали никакой реакции членов «Стоп цензуре!», так и не вызывают до сих пор. И аргументы типа: с интеровцами и так все ясно, а «Плюсы», мол, предали идеалы Майдана — неубедительны. Ибо получается, что если идеалов нет или их предали давно и много раз — то как бы и взятки гладки, так, что ли?

На самом же деле мы видим, что эмоциями и критикой на грани хамства одних при неприятии такой критики другими мы не ответим на главный для нас вопрос о том, какие достаточные и необходимые условия должны сложиться, чтобы, наконец, Революция достоинства состоялась и в украинской журналистике? Чтобы, по классике, «низы» — журналисты — не хотели, а «верхи» — собственники и топ-менеджеры — уже не могли жить по-старому.

По мнению вашего автора, чтобы реально подступиться к постановке и ответу на этот вопрос, нам на данный момент нужны не дрязги, не шельмование одними других, не противопоставление себя одной группой журналистов всем остальным. А создание и сплочение группы активистов, представляющих РАЗНЫЕ СМИ, обязательно — и олигархические (!), а также медийные общественные организации, которые возьмутся за решение архисложной задачи: создание эффективной системы САМОРЕГУЛЯЦИИ в медийной отрасли. Если это будет переформатированное движение «Стоп цензуре!» — то его главной на сегодняшний день целью должна стать уже не борьба с внешними оппонентами и врагами свободы слова, а с самым страшным врагом — внутренним. Борьба за демократические журналистские стандарты сегодня — это, прежде всего, борьба с цензурой собственников, а также конформизмом и непрофессионализмом самих медийщиков.

Объективные условия для рождения такой группы активистов уже созрели. Потому как если мы прямо сейчас не начнем, наконец, с себя — общество таки возьмется за нас. Нынешние реалии жизни в Украине обучают граждан медиаграмотности весьма быстро и эффективно! Евромайдан, гибель Небесной сотни, военная агрессия и информационная война, развязанные Россией, катастрофическая ситуация на Донбассе, неготовность власти решать многие вопросы стали зеркалом, в котором наши сограждане видят и истинное лицо украинских СМИ, а не только политиков и чиновников.

На каких принципах может объединиться такая группа журналистов-активистов? По мнению вашего автора, нужно обсуждать и искать консенсус вокруг таких главных позиций:

  • Мы помним, что СМИ должны быть посредниками между ОБЩЕСТВОМ и ВЛАСТЬЮ (а не властью и олигархами или между олигархами), должны артикулировать интересы ОБЩЕСТВА, а не государства, политиков, олигархов.
  • Мы понимаем: для журналистов не может быть «своих» и «чужих» олигархов, «хороших» и «плохих». Даже в нынешней ситуации наличия внешней агрессии по отношению к нашему государству. То есть даже тот факт, что собственник твоего СМИ — патриот, много сделавший для защиты Украины, а во время Майдана вы с ним одинаково смотрели на многие вещи, не является поводом для обслуживания его бизнес- или политических интересов в ущерб журналистским стандартам. Да, на практике это означает непростые и далеко не всегда успешные дискуссии и переговоры редакций с менеджерами и собственниками, нелегкий путь отстаивания вещей принципиальных и компромиссов в том, с чем можно согласиться или найти консенсус, и так далее, и тому подобное. Но главное — чтобы этот процесс  шел. Чтобы и внутри редакций журналисты чувствовали себя шпионами от общества и оппонентами собственникам там, где интересы общества страдают. На самом деле и собственники ведут себя иначе с теми, кто способен отстаивать свою позицию – главное, чтобы это был выбор большинства сотрудников, выбор твердый и одновременно не истеричный. 
  • Одновременно если тебя принуждают, в нарушение стандартов, обслуживать интересы того, кто еще и играет на стороне агрессора, или тех, кто принимал законы 16 января 2014-го, — тут уже должна заговорить не только журналистская, но и гражданская позиция. Нелишним будет задуматься, что в Крыму и на Донбассе, во всей стране к такому сценарию событий привели не только политики и бизнесмены, но и контролируемые ними СМИ. То есть и СМИ, и журналисты ответственны за аннексию Крыма, тысячи погибших людей на Донбассе, сотни тысяч оставшихся без крова...
  • Мы считаем: Украине необходима радикальная смена ныне существующей модели олигархической собственности на СМИ. Не в смысле реприватизации, передела медиасобственности. А в смысле рамок, которые законодатели, журналисты, медийные организации совместными усилиями должны разработать и ограничить ними возможность вмешательства собственников в редакционную политику своих СМИ. А также –  полностью отделить коммерческие отделы СМИ от ньюз-румов.
  • Мы знаем:  для того, чтобы состоялась реальная деолигархизация СМИ, предстоит пройти непростой и достаточно длительный путь, и на этом пути нам нужна  поддержка разных политических сил, которую мы должны стимулировать
  • Мы осознаем: все наши собственные усилия в деле деолигархизации СМИ будут эффективными только при условии единства и солидарности в собственных рядах.
  • Наш коллективный опыт той же журналистской революции-2004 подсказывает, что солидарность и единство достижимы только при одном условии: способности слышать друг друга. Те, кто в 2004 году был еще слишком молод, спросите у Егора Соболева, Евгения Глибовицкого, Андрея Шевченко, Сергея Гузя, автора этих строк и других старших коллег, КАКИМИ усилиями, какими переговорами, каким количеством встреч, дискуссий, обсуждений готовилось журналистское выступление октября 2004 года! Сколько выдержки, толерантности, дружеского участия проявили многие из участников тех событий, чтобы добиться результата.

Мы все — одна корпорация. А зависимость или независимость СМИ определяется не их принадлежностью, а их редакционной политикой — так во всем мире. Тот факт, что сегодня ты работаешь в неолигархическом СМИ, не дает тебе права смотреть свысока на тех, кто работает в СМИ олигархических. Ибо только это наша общая ответственность — какую информацию получает ото всех украинских медиапотребитель. И только сообща мы можем обеспечить аудитории сбалансированное, плюралистичное и правдивое информационное пространство. Мы обязаны честно и открыто критиковать друг друга, когда есть за что. Мы должны быть самокритичны. Но мы всегда уважаем друг друга, мы всегда доброжелательны друг к другу, если мы и впрямь хотим работать на общий для всех результат, а не на самопиар или сведение счетов.

Сегодня украинская журналистика ассоциируется у меня с медиаОБОЗОМ, который плетется где-то в хвосте у общества, сражающегося на передовой, и обслуживает в основном своих конюхов — олигархов и политиков. Будем ли мы в силах стать медиаАВАНГАРДОМ — который самостоятельно и осознанно ведет общество к прогрессу, катализирует процесс реформ и модернизации в государстве — зависит от нас самих. На кону — само существование нашей профессии, доверие к которой в последнее время стремительно падает.

О том, какими могут быть конкретные шаги для восстановления престижа украинских СМИ, как запустить эффективный механизм саморегуляции — в следующей статье вашего автора и, надеюсь, коллег, которые присоединятся к дискуссии.

 

comments powered by Disqus