Когда хрюкают собаки: на канале СТБ стартовал новый сезон «Детектора лжи»

Скрін-шот detector.stb.ua

Когда на канале FOX в 2008 году появилось реалити «Момент истины», ее создателю Говарду Шульцу наверняка даже в страшном сне не привиделась бы адаптация этого шоу на канале СТБ. Вообразить, что невинная игра на деньги с претензией на откровенность в далекой Украине превратится в девять сезонов треша, не смог бы даже самый креативный автор формата.

Тем не менее, 1 февраля стартовал очередной сезон «Детектора лжи» — в котором под чутким руководством ведущего Дмитрия Карпачева герои снабжают украинских телезрителей чудовищными историями своей жизни. Наверняка на фоне их рассказов собственная жизнь сидящим перед телевизором кажется образцово-благополучной. Впрочем, это не единственный бонус, предлагаемый зрителям авторами проекта. Еще один — это изощренное чувство юмора Карпачева.

Для премьеры нового сезона в героини была выбрана Надежда, 22 двух лет от роду, из знаменитого местечка Берестечко. Ее усадили в кресло, Карпачев задался риторическим вопросом, можно ли оправдывать измены мужу тем, что тебя с детства отец обзывал проституткой, — ответ на вопрос, кстати, был дан в конце программы самим ведущим, — и игра началась. По ее условиям, прописанным в формате, каждый участник проходит предварительный тест на полиграфе, отвечая на 50 вопросов. Саму процедуру зрителям не показывают, а затем из этих 50 вопросов редакторы отбирают 21, на которые игрок отвечает уже в студии. Все вопросы разделены на несколько блоков, и за каждую порцию правдивых ответов игрок получает определенную сумму — в украинском варианте, если все ответы на все вопросы окажутся правдивыми, участник игры может уйти домой с суммой в 250 тысяч гривен, а в США — с полумиллионом долларов. При этом в первом выпуске оригинального, американского варианта шоу, участник отвечал на такие вопросы: подглядывал ли он за игроками своей футбольной команды в общем душе; сказывался ли больным, когда нужно было отменить встречу с клиентом; фантазировал ли на тему секса с толстушкой.

Как видим, по сравнению с украинскими участниками шоу, американцы зарабатывают выигрыш непростительно легко. Подумаешь, признаться на всю страну в том, что поцарапал чужую машину и не оставил записку со своим номером телефона, чтобы владелец прислал тебе счет за ремонт. СТБ с такой легкостью с деньгами не расстается — так что первые пять тысяч гривен девушка Надя заработала, отвечая на следующие вопросы:

  • Вы считаете своего отчима мразью за то, что он бил вас в живот, когда вы вынашивали ребенка?
  • Выпивая дважды в неделю, вы обижаетесь на мужа, которые обзывает вас алкоголичкой?
  • Вы готовы задушить мужа, когда он учит вашу трехлетнюю дочь называть вас шлюхой?
  • Вы уверены, что двое ваших младших детей от вашего мужа?

Это не все вопросы, но дальше смысла перечислять нет — уже после «мрази» и «шлюхи», четко проговоренных Карпачевым, становится нехорошо. Но это только начало: по ходу программы выяснилось, что героиня забеременела первый раз в пятнадцать лет, что отец регулярно дома устраивал побоища и «вешался на детских колготках», что муж старшей сестры «онанировал», глядя на ее 11-летнее тело. Он же потом умер, захлебнувшись рвотными массами, а сама Надя родила троих детей и изменяет мужу, о чем регулярно докладывает супругу ее кума, живущая по соседству. И это — не все смачные подробности, которые с таким упоением выносит на публику Карпачев. Причем иногда он сочувствует героине, выдвигая довольно спорные тезисы вроде: «Женщина не будет изменять мужчине, если он к ней хорошо относится». Но гораздо чаще ведущий остроумно, как ему кажется, шутит по поводу ее личной жизни. Например, выяснив, что она изменяет мужу только в состоянии алкогольного опьянения, он говорит: «Удивлен, что у вас только трое детей — при том, сколько вы пьете». В зале гогот.

В зале вообще постоянно смеются — надо манерой героев говорить, над их перебранками, над самими ситуациями, как будто смотрят черную комедию, а не наблюдают за женщиной, которая подверглась неоднократному и разнообразному насилию, о чем рассказывает ради 15 тысяч гривен на всю страну. Причем в зале в первых рядах сидят ее родные — сестра, мать, отчим, муж и супруг кумы, которых Карпачев просит прокомментировать откровения Нади, и в выражениях они не стесняются — текст мужа постоянно прерывается пиканием. В конце программы, когда уже бегут титры, Карпачев предлагает Наде подойти к своей «группе поддержки» — ну конечно, как же еще можно назвать людей, которые только что обозвали ее сукой и проституткой.

Впрочем, в программе не было ни интриги, ни драмы — если не считать рыдающую главную героиню. Судя по лицам в студии, зрители не были особенно шокированы признаниями, скорее, потешались над Надеждой. Видимо, они являются постоянными зрителями шоу канала СТБ, и их уже ничем не проймешь. Родные тоже удивляются как-то вяло: отчим, например, вообще забыл, что избивал беременную падчерицу, и его удивление можно отнести скорее к провалам в памяти, чем к самому факту ее признания. Сестра, узнав, что покойный супруг «онанировал на детское тело» Надежды, отозвалась фразой: «О мертвых или хорошо, или никак». Муж и кум тоже не были особенно удивлены — в конце концов, Берестечко — не Сеул, в нем довольно сложно что-то скрыть от соседей и родственников. А ведущий вообще заранее знает ответы — так что его вообще сложно чем-то удивить. Он даже периодически заранее сообщает гостям студии, какой ответ даст главная героиня: «Сейчас я задам вопрос, ответ на который может вам не понравится — сообщает Карпачев мужу. — Но он поможет вам по-другому посмотреть на ситуацию». И под напряженную музыку задает вопрос: «Вы изменяете мужу потому, что только в эти моменты чувствуете себя нужной хоть кому-то?» Героиня, — ба-рррррабанная дробь! — отвечает «Да». В финале примирение, девушка получает свои 15 тысяч, ее обнимают мать, отчим, сестра и муж, готовый все ей простить, после того, как он узнал о ее тяжелом детстве и причинах ее девиантного поведения.

Понятно, что чувствительность нашей публики стараниями авторов таких проектов понижена до отрицательных величин. Понятно также, что ни сочувствия, ни сострадания этот проект и не призван вызывать — и помощь оказывается не героям, а тем, кто нуждается в повышении самооценки за счет других. Ну и еще, конечно, проект нужен тем, что хочет поржать над колоритными героями шоу и весьма непосредственными реакциями их «групп поддержки». Но человек, не проводящий вечера у экранов СТБ, вряд ли сможет ответить на вопрос «зачем?» Зачем показывать это украинцам? Зачем зрителям еще и еще один грязный, не очень увлекательный сюжет о довольно неприглядной человеческой натуре?

Сам Карпачев, с укоризной обращаясь к мужу героини, сказал: «Если собаку называть свиньей, она в конце концов захрюкает. Так что если девочку с шести лет называть шлюхой, это накладывает отпечаток на ее поведение в дальнейшем». И если принять это упрощение за основу, то даже Карпачев должен понимать, что в проектах СТБ он именно этим и занят: бесконечно тыкает украинцев во все отклонения от нормы, вытаскивая на экраны больных, несчастных, травмированных, искалеченных — и талдычит зрителям: «Смотрите, это вы. Это украинцы. Это народ. Это страна. Альтернативы нет — только такие». И так девять сезонов. Не удивительно, что количество хрюкающих у экранов увеличивается.

comments powered by Disqus