Вечер трудного дня на украинских каналах: сеанс чревовещания на «Интере», марафоны и бои без правил

Скрін-шот Подробности

Выборы-2015 в местные органы власти с прогнозируемо низкой явкой заняли в отечественном телепространстве именно ту нишу, которую и полагается занимать в эфире малобюджетным проектам с сомнительным контентом. Большинство общенациональных каналов 25 октября продолжили вещать в обычном режиме, уделив внимание выборам только в новостях. Исключение составили канал «Украина» с бенефисом непотопляемого Савика Шустера и канал «Интер», эфир которого, уверена, доставил многим несказанное удовольствие. Естественно, что предвыборные марафоны устроили информационные каналы – «112» и «5 канал», а также игроки помельче – NewsOne, «Эспрессо TV», ZIK, «24» и «Киев». И уж они не отказали себе в удовольствии по длительности марафонов посоревноваться друг с другом.

Сами по себе марафоны были довольно однотипными, но при переключении каналов получалась довольно забавная картинка, которая могла довести некоторых особенно впечатлительных зрителей до психического расстройства. Уже с утра названные каналы наперебой рассказывали о ходе выборов, ведущие не уставали сетовать на низкую явку, а гости – сменять в калейдоскопе друг друга. Но самое интересное, как обычно, началось после закрытия избирательных участков.

В 20:00 на «5 канале», чей эфир в принципе не отличался от обычного эфира «Підсумків дня» с Яной Конотоп, начали обсуждать первые экзитполы, причем сделанные штабом БПП. Дискуссия была не очень живой и даже, скажем прямо, нудноватой: как обычно, все иногда молчали, а иногда говорили разом. Сергей Власенко, явно работая на электорат БЮТа, заявлял: «Эти выборы не соответствуют европейским стандартам, всюду подкуп, «карусели», все преступления, зафиксированные на выборах, не расследуются. Власть не хочет сажать представителей власти». Интересно, что пару часов спустя, оказавшись в эфире «Интера», экс-адвокат повторил то же самое дословно: «Власть не хочет сажать власть» и так далее. Впрочем, не один Власенко кочевал с эфира на эфир – кандидат в мэры Киева от «Самопомочі» Сергей Гусовский был и там, и здесь, и в новостях, и в студиях. Политтехнолог Вадим Карасев тоже везде присутствовал. А вот Юлии Тимошенко в ночь выборов в эфире телеканалов почему-то практически не было, за исключением небольшого сюжета с синхроном Юлии Владимировны о ее голосовании на родном участке в Днепропетровске. Хотя зрителям не единожды на разных каналах показали сюжеты о том, как голосовали первые и не очень лица – Порошенко, Яценюк, Кличко, Береза, снова Кличко и снова Яценюк. Также давали включения из избирательных штабов, правда, чаще всего из штаба БПП. БЮТ почему-то каналы не заинтересовал…

Ваш автор, как вы понимаете, все это время занималась заппингом, и вот что при этом удалось увидеть. На «Эспрессо» транслировался совместный проект канала с «Радио Свобода». На момент включения канала вашим автором студию вела Инна Кузнецова, а в качестве гостей сидели обиженный на всех и вся заведующий отделом департамента информационной политики Администрации президента Владимир Горковенко, политолог Андрей Ермолаев и Инна Борзило из «Чесно». У них даже случилась перепалка, так как Борзило в присутствии представителя АП заявила, что местные кандидаты – представители небольших партий и волонтеры – не могли пройти, поскольку не в состоянии конкурировать с бюджетами избирательных кампаний монстров – БПП, «Батьківщины» и т. д. Очень комично включили в эфир Кернеса, которого Кузнецова уже была готова поздравить с победой на мэрских выборах, но не тут-то было: Кернес произнес лишь одну фразу о том, как он будет развивать и спасать город Харьков, после чего сказал «Я не могу сейчас говорить» и просто отключился.

Слово взял связанный с «Оппозиционным блоком» политтехнолог Ермолаев: «Трирдцатипроцентная явка на выборы – это катастрофа. После аннексии Крыма, после Майдана люди так и не пришли». Но закончить свою мысль политолог не успел (до этого, правда, у него была возможность рассказать в эфире телеканала «112» о том, что, мол, более грязных выборов, чем нынешние, Украина еще на знала). Однако на «Эспрессо» с Ермолаева переключились на пресс-конференцию мэра Киева Кличко.

Кстати, соцсети совершенно зря издеваются над Кличко за неумение говорить – за полтора года он стал довольно связно излагать свои мысли и даже отвечать на не слишком любезные вопросы. К примеру, в эфире показали, как на пресс-конференции журналистка «1+1» Ольга Кошеленко поинтересовалась у мэра, с чем он связывает падение своего рейтинга. Если бы этот вопрос задали Кличко, когда он еще не был мэром, возможно, он и растерялся бы, а теперь сразу ответил: «Завышенные ожидания». И далее прямиком ринулся в бой за электорат второго тура: намекнул, что достроит Подольско-Воскресенский мост, разберется с парковками (как будто что-то мешало раньше) и начал жаловаться, что у столицы отбирают 60 процентов бюджета, в то время как у остальных городов – 40 процентов.

Его грубо прервали возвращением в студию, где уже начался эфир с Портниковым, гостями которого стал невозмутимый, как Будда, Гусовский, журналистка Ольга Лень и депутат «Радикальной партии» Игорь Попов. Портников, как всегда, удивлял вопросами, например, поинтересовался у Гусовского, станет ли он менять свою программу, если тот будет участвовать во втором туре. Гусовский рационально ответил, что если менять ее от тура к туру, получится и слишком гибкая программа, и слишком гибкий мэр. Портников ответом остался неудовлетворен. Попов рассказывал, что БПП скрыто ставил на договор с «Оппоблком», а Корбан совершенно не занимался предвыборной кампанией в Киеве, рассчитывая только на успех «Укропа» в Днепропетровске. Вспомнилось, что о кампании Корбана в Киеве журналистка Светлана Крюкова пишет книгу (интересно, что у нее получится, в связи с тем, что Корбан, кроме полетов на вертолете и жуткого количества наружной рекламы, в Киеве ничем не отметился).

Но фаворитом ночи выборов в нашем телеэфире, по мнению вашего автора, можно назвать канал «Интер» – по количеству нелепостей, произошедших в его эфире. Во-первых, следует отметить удивительную техническую неподготовленность канала. Иногда она граничила с намеренным издевательством – вот как, например, с включением Гройсмана в эфир канала из Винницы. Оказалось, что задержка по звуку – около минуты. Так что разговор выглядел так: Гройсман тупо молчит минуту после заданного вопроса (если учесть его общее неприветливое выражение лица, казалось, что от вопросов Дмитрия Анопченко у него болят все зубы), затем изображение оживало, он шевелил губами, но звука не было. Затем лицо Гройсмана снова становилось неподвижным, а голос из ниоткуда обещал разобраться с проблемой выборов в Мариуполе как можно скорее, буквально завтра. Все это напоминало сеанс чревовещания. Анопченко невозмутимо прокомментировал: «Это техника, это бывает». Действительно, бывает, но у «Интера» в тот вечер было регулярно.

Второй волшебный момент вечера на «Интере» – это попытка соединиться с кандидатом в мэры Омельченко, которого ведущий называл исключительно Сан Саныч (а фамилию Кличко склонял, хотя и говорил по-русски). Ведущий обратился к невидимым редакторам: «А давайте-ка позвоним Сан Санычу. Наберите его хоть на рабочий, хоть на домашний». У зрителя, видимо, должно было сложиться впечатление, что Сан Саныч сидит и ждет, пока «Интер» включит его в эфир. Поэтому после вопросов «Что там на трубке?» (где Анопченко набрался этих уличных выражений?) и долгих коротких гудков до Омельченко наконец дозвонились. И, как выяснилось, Сан Саныч действительно сидел – судя по голосу, за столом, причем уже не первый час. Анопченко сразу попросил его прокомментировать результаты экзитполов («Интер», как и «112-й», пользовался опросом студии Савика Шустера), но Омельченко не понял, кто ему звонит. Даже человеку гораздо моложе и более собранному было бы трудно понять, чего от него хотят: Анопченко не представился, а связь традиционно была ужасной.

Так что Омельченко некоторое время пытался выяснить у ведущего, кто он и что ему надо, а когда Анопченко в конце концов докричался до него, заявив, что «вся страна смотрит нас и знает, что это прямой эфир с Дмитрием Анопченко», кандидат в мэры просто положил трубку. Видимо, не вся страна знает и смотрит.

Весь эфир марафона ведущий без устали подчеркивал, что они работают по уникальной технологии. Оказалось, что ноу-хау канала – это четыре «мобильные группы, которые летят по городу. Камеры установлены в машинах, и наши мобильные экипажи освещают важные события». Интересно, а как у других каналов устроены включения? Их журналисты пешком по городу перемещаются? А зачем они летят по городу, если все самое интересное – в штабах и на избирательных участках? К тому же камеры если и были установлены в машинах, то снимали обычные синхроны со спикерами, например, с тоже явно оторванным от стола Бориславом Березой – у его мамы был день рождения. Ведущий похвалил Березу за человечность: это же надо, поехал не в штаб, а к маме на день рождения! Да и вообще появление Березы в эфире было подано как подвиг журналистов-расследователей: его искали по городу, не нашли в штабе и вот теперь разыскали дома. Ну надо же! 

«Уникальность» эфира поддерживалась изо всех сил. Скажем, у «Подробностей» было четыре площадки, где на связи постоянно находились четыре корреспондента, которые докладывали ведущему о ходе выборов. Самое комичное, что одна из площадок была в Мариуполе, где выборы не происходили. Поэтому каждый раз, когда Анопченко говорил зрителям «А сейчас последние новости о ходе выборов в Мариуполе», возникало ощущение сюра. Интересно, что в двух других городах – Днепропетровске и Одессе – у микрофона в качестве спикеров появлялись только представители «Оппоблока» (по крайней мере, пока я смотрела эфир). Одесский представитель включился за это время дважды, рассказывая о «каруселях», преступной власти, подлогах, вбросах и системных нарушениях. То же самое делала команда Вилкула из Днепропетровска, вторили ему и какие-то люди из Мариуполя. Да и в студии, кроме перекочевавшего с «5 канала» Сергея Власенко, появился еще и представитель того же «Оппоблока» Вадим Рабинович. В бешенстве после своей пикировки у Шустера он стал пересказывать слова Оксаны Сыроед, которая заявила в эфире канала «Украина», что «успехи «Оппоблока» на выборах – это недоработка прокуратуры» (эту мысль она повторила еще и в эфире «112 канала»). Рабинович гневался, кричал, что Сыроед должны снять с должности вице-спикера, наливался краской и благодарил мариупольцев за проявленное мужество – хотя пока еще непонятно, как именно проголосует город. «Ответом на этот беспредел власти будет только голосование 90 процентов за «Оппоблок»! Я вам обещаю, что те, кто не дал проголосовать сегодня Мариуполю, пусть готовятся к тюрьмам!». В общем, Рабинович был в ударе. А Андрей Лащ, включавшийся в студию как раз из Мариуполя, все давал и давал слово тем, кто разделяли мнение Рабиновича.

А вот Роману Бочкале, включавшемуся из Северодонецка, слово почему-то дали всего единожды, хотя Одессу, Днепр и Мариуполь включали регулярно. Он даже пошутил, что Донбасс не слышат. Пикантность ситуации заключалась в том, что все четыре корреспондента выводились на экран синхронно, и была видна реакция трех оставшихся, которым слово не дали. Бочкала с каждым разом был грустнее и грустнее.

В общем, эфир получился весьма эффектным. Добавьте сюда еще и манеру обращаться друг к другу уменьшительно-ласкательными именами – Дима, Рома, Саша – и постоянные обращения Димы к аппаратной: «Аппаратная, кого включим?», «С кем есть связь, аппаратная?» – и получите полное представление о фееричности действа. Единственным, кто назвал Анопченко Дмитрием, был включившийся из Вашингтона Филипп Дзядко. Он довольно сдержанно рассказал о реакции Америки на выборы в Украине, но просто так его Анопченко отпустить не мог. Поэтому он дал задание Дзядко прямо в эфире: «Я вас попрошу подъехать в Госдеп, где завтра в 12:00 будет пресс-конференция, где тоже, наверное, будет высказано мнение». Хорошо, что адрес ему не продиктовал.

Ко всем странностям действа на «Интере» можно было добавить и то, что графика не совпадала с цифрами, которые озвучивались участниками эфира. Например, включается Лащ из Днепропетровска, а там уже у микрофона представитель «Оппоблока». Сообщает, что на выборах «уверенно побеждает Александр Вилкул с более чем 50 процентами», а зрители видят на экране диаграмму, на которой у Филатова – 41,6 процентов, у Вилкула – 32. Хакерская атака? Вредительство аппаратной, к которой так часто обращался Анопченко? Техника подвела? И по ходу эфира так было не раз. Да и по сути включения были поданы странно. К примеру, «срочная новость из Одессы» – включается представитель «Оппблока» и сообщает о том, что, по опросам самого «Оппоблока», они победили в Одессе и Одесской области. «Я прошу тех членов избирательной комиссии, чтобы они сейчас не совершили страшное преступление», – говорит Николай Скорик. (Имелось в виду отражение не тех цифр, которые являются, по мнению оппозиции,  верными. – Прим. авт. ). «Вот такие у нас срочные новости из Одессы», – добавляет корреспондент. Пардон, а где же новость? Тем более – срочная, ради которой стоило прервать эфир включением.

Впрочем, сам ведущий неоднократно взывал к своим коллегам на местах с призывом «не вдаваться в политику, а быть ближе к людям». Хочется спросить: зачем же тогда вы давали слово представителям штабов, точнее, фактически одного штаба? У них ведь второй тур впереди, им в битве за электорат нельзя терять ни минуты. Как же тут не вдаваться в политику?

Финал спецпроекта по выборам канала «Интер» был довольно вялым, зато зрителям напомнили, что «места для Украины в западных СМИ не нашлось»: сделали специальный сюжет о том, освещали ли выборы в Украине на ВВС и CNN (нет, утверждает журналистка, не освещали). Впрочем, немецкая пресса и ТВ сообщала о ходе выборов, Польша и Прибалтика – тоже, но вывод все равно такой: «от Украины уже устали на Западе». В общем, главное, чтобы россияне не устали – уж они-то не пропустили ни одной плохой новости по украинским выборам, о чем зрителям канала «Интер» тоже рассказали. Да и Анопченко сообщил, что непроведенные выборы в Мариуполе – повод для того, чтобы российские СМИ еще раз подали события в Украине в негативном свете. Хотя уже можно было бы расслабиться и забыть о реакции прокремлевских СМИ на любые события в нашей стране. И было бы неплохо посвятить-таки зрителей в подробности отмены выборов в Мариуполе: и впрямь ли их сорвала власть, как утверждал тот же Рабинович, чтобы «Оппоблок» не набрал еще больше голосов?

Возможно, рассказ об этом потерялся, пока я смотрела другие каналы, но из двух часов просмотра «Интера» сюжет конфликта в Мариуполе из их эфира мне как зрителю так и не стал понятен. Более того, Анопченко сказал: «Украина не смогла провести выборы на освобожденных территориях». Хотя во многих городах выборы состоялись, а Мариуполь – далеко не весь украинский Донбасс. А в это время на других каналах, у того же Савика Шустера в эфире «Украины», не говоря уже об интернет-СМИ, озвучивалась совсем иная, чем у Рабиновича, версия произошедшего в Мариуполе.

Наиболее подробно историю изложили на канале «112», да и вообще из всех новостных каналов там было больше всего участников, обсуждений и даже драм. Правда, при очень надоевшем пуле экспертов – Карасев, Бондаренко и Фесенко. Даже странно, что не было Погребинского.

В ходе дискуссии обсуждали то же самое, что и на других каналах. Крайне низкую явку, что большинство экспертов, политиков и журналистов связывали с кризисом доверия и к власти и с тем, что люди даже не поняли, как именно усилены права местных властей по новому закону, так что отнеслись к ним как к очередному проходному этапу. Хотя, как справедливо заметила та же Борзило на «Эспрессо», именно от местных властей реально зависит жизнь граждан в городах и поселках. Кроме того, большинство гостей указывало на то, что кампания была проведена многими политическими силами бездарно, с лозунгами вместо программ и так, как обычно проводятся кампании парламентских и президентских выборов, а не региональных. Но были и существенные отличия – в студии канала «112» порой кипели нешуточные страсти, и не только с Рабиновичем. Во-первых, та же неуемная Сыроед задела Юрия Луценко. Когда обсуждали подкупы на выборах (Гусовский на одним канале говорил, что предлагали по 500 гривен, Рабинович на «Интере» – что покупали по сто гривен; где-то звучала цифра до 1200 гривен), Сыроед в эфире «112-го» заметила: это тоже ответственность власти. Поскольку, мол, за грязную кампанию выборов в Чернигове никто не был наказан и все поняли, что все можно. И сказала, что на самом деле надо было снять обоих кандидатов и провести еще одни выборы. Такого Луценко стерпеть не смог: он ответил, что никаких нарушений со стороны Березенко, насколько он знает, не было, а все обвинения в его адрес – «элементы черного пиара». В студии стали шуметь, Сыроед напомнила, что вызывали милицию, были заведены дела, которые сейчас не двигаются. А Луценко продолжал гнуть свою линию: «Вы что, всерьез считаете, что Корбан раздавал гречку, кур и деньги, а сниматься должен был наш кандидат?» Это было забавно – ода святому Березенко в исполнении лидера его партии.

Второй конфликт возник, когда обсуждали «трусливое» отсутствие на выборах партии «Народный фронт». Представитель оного, Георгий Логвинский, пытался отстоять честь партии, но в контексте обсуждения Чернигова оказался в невыгодной позиции: свободовец Александр Мирный настойчиво советовал ему обратиться к соратнику по партии Арсену Авакову, чтобы выяснить, кого и как наказали за прямой подкуп избирателей. И юрист Логвинский как-то не сдержался: он стал чуть ли не кричать, что в «Свободе» вообще одни преступники, которые подстрекали своих ребят бросать гранаты в свою же милицию у стен Рады. Во-первых, тем самым назвав преступниками тех, кого еще не осудили и чья вина не доказана, а во-вторых, аргумент «сам дурак» как-то слабовато звучит в устах вице-президента «Европейской народной партии». В общем, и здесь «Народный фронт» оказался не на высоте. Как и их невыясненный, но очевидно исчисляющийся отрицательными числами рейтинг.

Интересно, что на всех каналах практически представители всех партий говорили о подкупе избирателей, но только кандидаты и штабисты «Оппоблока» прямо обвиняли в этом власть – остальные аккуратно сообщали, что факты зафиксированы, но пальцем в кого-то конкретного не тыкали. Еще одна волновавшая всех общая тема – возможные досрочные выборы в парламент уже в ближайшее время. Правда, сторонников такой идеи оказалось мало. Среди них особой агрессивностью и уверенностью в том, что это стране крайне необходимо и так и будет, и тут отличались представители «Оппоблока» или его политтехнологи, тот же Андрей Ермолаев в эфире «112-го». Но в основном и эксперты, и политики считали, что Порошенко (при общем падении рейтинга провластных партий) вряд ли отважится на перезагрузку парламента, где в таком случае к формальной «старой» оппозиции добавится оппозиция молодая и реальная – та же «Самопоміч», «Демократический альянс» и другие, набирающие силу партии. О будущем партийного строительства говорили у Портникова на «Эспрессо».

На ZIKе в ходе марафона «День виборів» эфир поделили на поочередное включение студий в Киеве и Львове. Львовяне обсуждали, как и положено, местные проблемы выборов в своем городе и области, гости в Киеве говорили, скорее, о ситуации в стране в целом. Например, представитель Украины в Минской группе Роман Бессмертный наиболее четко сформулировал проблемы местных выборов: во-первых, с его точки зрения, закон несовершенный и его еще придется менять. Во-вторых, это практически первые местные выборы, которые прошли отдельно от президентских или парламентских. В-третьих, люди еще просто не разобрались в уже начатом процессе децентрализации и смысле перемен, поэтому считают, что их голос опять ничего не изменит.

Ему оппонировал писатель Борис Гуменюк, который говорил, что в первую очередь неявка на выборы – показатель недоверия Порошенко. Мол, тот стремится к миру любой ценой, без победы, а ее хотят, по мнению Гуменюка, большинство украинцев, и не согласны на унизительное перемирие. Бессмертный, в свою очередь, рассказывал о сложностях минских переговоров, так что в какой-то момент спорящие совсем отвлеклись от выборов.

В то же время на канале «24» идею новых местных выборов (уже после изменения закона и его окончательного доведения до ума в 2017 году) анонсировал политолог Михаил Басараб. Если бы в этот момент зритель испуганно переключился на «UA:Перший», то увидел бы, как ведущий программы «Перша шпальта» Олег Гавриш, утопая в огромном кожаном кресле, неспешно беседует с директором «Исиды» о том, в каких роддомах лучше рожать. Вот у кого настоящие важные темы в ночь выборов.

comments powered by Disqus