Зачем журналисты центральных СМИ едут на Донбасс?

Новое время

«Телекритика» начала новый проект, посвященный освещению проблем мирных жителей Донбасса. Я стала прицельно следить за тем, как тему подают наши СМИ. Увидев в последнем номере «Нового времени» сразу две публикации, объединенные на обложке журнала анонсом «Две грани войны: как живут люди в зоне АТО по обе стороны фронта», обрадовалась. Но прочтя их — впала в ступор. Коротко, без детального разбора, проанализирую их. Считаю это важным, поскольку если с такими, мягко говоря, ошибками тема подается в качественной прессе, да что там, в одном из самых лучших СМИ страны, то можно представить, что происходит в других.

Итак, два разворота журнала содержат две репортажные зарисовки с фотографиями (думаю, что со мной согласится и Виталий Сыч, главред журнала, что это не полноценные репортажи). Первая зарисовка называется «Украинский фронт», хотя рассказывается в ней о мирном, хоть и прифронтовом, Дзержинске. Так что даже название уже кажется достаточно провокационным. То есть, надо понимать, украинский фронт — это и с местным населением? Или в тылу «украинского фронта» находятся коллаборационисты?

Судя по всему, ближе к замыслу автора текста Максима Бутченко вторая трактовка заглавия. Так как уже в лиде недвусмысленно заявлено (крупным шрифтом): «Прифронтовой Дзержинск, контролируемый Вооруженными силами (ВСУ), только формально находится на стороне Украины — в головах большинства местного населения царит сепаратизм». А уже в четвертом абзаце мысль высказана более развернуто: «Парадокс, но линия противостояния проходит лишь на карте — в умах местных ее нет: среднестатистический житель Дзержинска относится к украинским военным и киевской власти так же, как обычный горловчанин — то есть враждебно».

Увидев социологический термин «среднестатистический житель», я наивно понадеялась, что далее в тексте будет ссылка на репрезентативные замеры общественных настроений в Дзержинске. Увы, надежды мои не оправдались. Все выводы автора основаны на его личных впечатлениях об увиденном в Дзержинске (описанных, кстати, весьма скупо) и от бесед с его жителями. Последние не скрывают, по словам автора, своего негативного отношения к Киеву. Вот, скажем, Нина Александровна говорит: «Да пусть Порошенко с Коломойским поубивают друг друга, нам легче станет». Передавая читателю подобные разговоры, автор резюмирует «И так — везде. С кем ни заговоришь — получишь порцию негатива в адрес Украины». Или еще: «Хотя городок недолго был под властью ДНР, в умах местных Новороссия пустила глубокие корни». Здесь можно задаться вопросом о том, есть ли прямая причинно-следственная связь между тем, сколько был под ДНР Дзержинск, и популярностью идеи Новороссии, но не будем этого делать. Судя по всему, автор в принципе не утруждал себя стремлением разобраться в ситуации. Поскольку, скажем, больше в тексте нигде не идет речь о том, а чего же реально хотят жители Дзержинска, не воспринимающие киевскую власть (на самом деле мы знаем, что негатив к Киеву далеко не тождественен принятию идей именно Новороссии).

Кроме местных, журналист общался с волонтерами и украинскими военными. Тема общения — та же: «…враждебность зашкаливает. Например, офицер с позывным Мажор говорит, что даже местный военкомат не вывесил украинский флаг и снял табличку. "Завтра поедем разбираться, в чем дело, — говорит он. — Хотя номинально городская власть заявляет, что она проукраинская"».

Итак, что мы увидели в данном тексте? На основе только личных встреч и впечатлений автор сделал очень-очень серьезные, особенно если учесть ситуацию в стране, выводы. То есть позволил себе сделать неоправданные обобщения, употребив, напомню, даже социологический термин «среднестатистический житель». Это — грубейшее нарушение журналистских стандартов. Тем более это опасно, когда речь идет о теме, которая уже сама по себе содержит конфликтность.

В тексте нет комментариев представителей местных властей (в том числе и представителей критикуемого военкомата, например), экспертов — местных или киевских. Сам корреспондент не потрудился съездить даже в этом пресловутый военкомат, не говоря уже о том, чтобы зайти, скажем, в горисполком. Из текста читатель не узнает, какова ситуация со СМИ в регионе, с информированием жителей о деятельности местной и центральной украинской властей. В чем реальная причина описанных автором настроений, что делает или не делают украинская власть, общественные организации для того, чтобы эти настроения изменить. Хотя, скажем, один из собеседников журналиста, Юрий, командир группы специального подразделения ВСУ CIMIC, выдав свою классификацию местного населения, заметил, что «подростки до 20 лет настроены в основном за Украину». То есть, может, все-таки не «все пропало»?

Увы, узнать об этом читателю данной публикации не удастся.

Второй текст называется «Логово Беса». Лид: «Горловка обижена на Украину из-за обстрелов жилых кварталов и мечтает об автономии от ДНР». Автор — Павел Добровольский. Логовом Беса Горловку назвали потому, что «город получил известность благодаря Игорю Безлеру». Не буду подробно цитировать и пересказывать этот материал. Поскольку сделан он точно так же, как предыдущий: не подтвержденные социологией или хотя бы экспертными мнениями настроения жителей города лежат в основе всех оценок автора. На оценки и сам Павел Добровольский не скупится: «В головах местных царит одно настроение — обида. Город заметно пострадал от обстрелов — жители говорят, что это дело рук сил АТО, и потому "большую" Украину многие здесь не любят. Буквально до слез. И до матов». Еще один месседж текста: в Горловке, по мнению местных, своя республика, не ДНР.

Примечателен же этот материал тем, что в еще большей мере, чем предыдущий, оставляет читателя в недоумении. Судите сами. Вот один из немногих встретившихся журналисту местных жителей, который, по словам Павла, говорит на языке, близком к литературным канонам, и позиционирует себя украинцем. «"Я прекрасно понимаю, что, если бы не ДНР, Украина не стреляла бы (…). Но стрелять тоже надо уметь". Говорит, что на его глазах дээнэровцы вели огонь по украинцам, в том числе из танков и Градов. Но стреляли не из города — огневые позиции были в поле, в километре от домов. "Украина же в ответ месяц шлифовала жилые кварталы. Здесь десятки погибших. А по городу — сотни. Мирного населения"». Еще одна беседа — в редакции «местной агитки» (характеристика автора текста). Ее сотрудники также рассказали журналисту «Нового времени» о якобы беспределе со стороны украинских военных. «Я услышал голос Донбасса, — пишет Павел Добровольский. — Узнал, что Украина ведет себя с местными как с вражеским населением: перед морозами бомбила котельные, электростанции. То есть делала все, чтобы люди умирали от холода и готовили еду на кострах. А еще собеседники уверяли меня, что силы АТО зачем-то ставили растяжки с гранатами на кладбище».

Никаких комментариев услышанному корреспондент «Нового времени» Добровольский не приводит! В тексте его коллеги Бутченко из Дзержинска, скажем, было опровержение, устами уже упомянутого мною Юрия из ВСУ CIMIC, утверждений местных, что это украинская армия заминировала поля. Прочитав же материал из Горловки, читатель так и не узнает, что из рассказанного местными — правда, а что — мифы. Не узнает, была ли какая-то реакция украинской власти на, если они подтверждаются, вопиющие случаи намеренного или немотивированного обстрела мирного населения и инфраструктуры города.

Можно согласиться с тем, что реакцию центральной власти Украины на зафиксированное журналистами «Нового времени» в Дзержинске и Горловке не могли и не должны были узнавать авторы репортажных зарисовок из Донбасса. Тем более, что, скажем, Павел Добровольский - белорусский  журналист, бывший шеф-редактор  делового портала «Ежедневник» (в интервью для MyMedia он рассказывает о своём опыте работы на территориях подконтрольных «ДНР»). Но публиковала эти материалы киевская редакция. У которой есть все возможности для того, чтобы получить ответы (или уведомить читателя о нежелании их давать) на все вопросы от представителей самых высоких чиновничьих кабинетов. Включая кабинеты представителей армии, МВД, СБУ и так далее. Почему редакция не потрудилась этого сделать — для меня лично загадка.

А в итоге после прочтения подборки из двух текстов о том, «как живут люди по обе стороны фронта», задаешься вопросом: а ради чего «Новое время» посылало в достаточно сложные командировки своих журналистов? Ради чего те писали свои тексты? Ради чего это публиковалось? Ради того лишь, чтобы в очередной раз показать украинцам, как их не любят жители Донбасса и какие они все «неблагодарные сепаратисты»? Чтобы кинуть еще один уголек в и так непростые отношения Донбасса и всей остальной Украины? Чтобы утвердить жителей самого Донбасса (или переселенцев, живущих сейчас там, где они могут купить журнал) в том, что украинская армия и власть — таки да, жестокие и бесчеловечные враги? А вон Горловка, которая под властью сепаратистов, как уверили корреспондента «Нового времени» местные жители, уже восстанавливается… «Жителям даже начали выплачивать социальные пособия, пусть и мизерные». Или ради чего все-таки?

Не хочется произносить слова об ответственности журналистов за каждое слово, а уж тем более в теме, где буквально каждое слово «стреляет». Не с новичками профессии веду разговор. Просто, увы, и в данном случае невольно задаешься уже набившим оскомину вопросом: зачем нам враги…

 

comments powered by Disqus